myview  
 
17.09.2019 г.  
Главная arrow Женщина arrow Библиотека arrow Эрхардт У. "Хорошие девочки..."
Главная
My view
Астрология
Женщина
Женщина и М
Изюминки
Литера
Музыка
Психология
Самореализация
Тантра
Успех
Фэн Шуй
Форум
Кто он-лайн


Эрхардт У. "Хорошие девочки..." Печать E-mail
08.05.2006 г.
Оглавление
Эрхардт У. "Хорошие девочки..."
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4

 

 

 

 

 

Глава 3

Улыбаться нужно всегда

 

Предаем ли мы самих себя своей улыбкой?

"Я сыта по горло этой проклятой улыбкой", — гневно кричала тридцатичетырехлетняя Рики своему отражению. Она принимала участие в семинаре, посвященном языку телодвижений.

Рики сердито смотрит на свое изображение на экране монитора.

"Эта дурацкая ухмылка... Вот уже 30 лет я дружески скалю зубы каждому человеку, даже если он мне неприятен или ведет себя отвратительно". Рики хочет измениться. "В этом есть что-то нездоровое — оставаться дружелюбной и сохранять спокойствие, даже если мне делают гадости". До сих пор ей казалось слабостью показывать, насколько она задета или разозлена чьим-то поведением. Она стискивала зубы и улыбалась. "Я не понимала, почему в таких случаях у меня начинал болеть желудок, и могла точно предсказать, что вечером буду лежать, рыдая, в постели и гадать, почему мне так плохо..." Теперь Рики знала, что все дело в улыбке, в лице, которое всегда говорило: я не обижаюсь на тебя, только, пожалуйста, не отворачивайся от меня. "Я должна была бы ругаться, визжать, бить посуду или, повернувшись на каблуках, уйти навсегда".

Многие женщины чувствуют то же самое. Они осознают, что своей приветливой улыбкой предают и делают жертвой самих себя. Им кажется, что к цели можно прийти только так — не теряя лица, несмотря на трудности. Никогда, даже если им причиняют настоящий вред, они не защищаются по-настоящему. И скрытая боязнь быть отвергнутыми вызывает на их лице вынужденную улыбку. Конечно, в этом случае улыбка не означает настоящей радости, а лишь отражает призыв к благосклонности окружающих. "Любите меня, не делайте мне больно, не оставляйте меня", — означает она.

Вы можете произнести такие слова: "Ничего страшного, если разок кто-то будет в ярости из-за меня, если кто-то позволит себе смотреть на меня со злостью". Во всяком случае, про себя вы должны это произносить.

 

Почему именно женщины попадают в эту ловушку?

Не так просто объяснить, что приводит женщин к тому, чтобы улыбаться в то время, когда их одолевают совсем другие чувства. Однако прежде чем начать разговор о причинах этого явления, я хотела бы пояснить свое мнение об улыбке. Быть может, некоторые читательницы подозревают за мной пессимизм и мрачное отношение к жизни, и отсюда — восприятие улыбки как болезненной или неуместной. Но это неверно. Я считаю улыбку очень важной в том случае, если она отражает внутреннюю силу, если говорит: "Я слушаю тебя, ты мне нравишься!" При этом улыбка представляет собой сигнал свободного и осознанного решения и становится значимой и красивой. К сожалению, часто мы улыбаемся без этого смысла, а потому оказываемся в ловушке "Мона Лиза". Когда женщины улыбаются поневоле, они неизбежно попадают в такую ловушку. Но об этом чуть позже.

 

Почему женская улыбка так часто бывает подчиненной?

Хотя, возможно, женщины добились равноправия, самостоятельными в полном смысле этого слова они не являются. Они лишь формально освободились от тысячелетней роли угнетенного пола. Подчиненность осталась в их сознании. Это выражается в том, что для достижения своих целей они применяют методы, характерные для подавленных, подчиненных личностей. В жесткой иерархии самой разумной стратегией является внешнее подчинение. Человек делает хорошую мину при плохой игре и преследует свои цели косвенным путем. Лесть, манипуляция, покорность или готовность к самопожертвованию являются в этом случае возможностями добиться признания и веса в глазах подчиняющего.

К счастью, общественные структуры сегодня более прозрачны. Современные законы уже давно постулируют равенство полов. Однако женщины часто действуют так, будто этих юридических норм не существует. Они исходят из посылки непременного соглашения с власть имущими, дабы таким образом приобрести себе право на защиту.

Хотя мужчина и женщина сегодня иногда являются соперниками, они не становятся врагами. Мужчины — это конкуренты, которые в данный момент, может быть, на один шаг впереди. Но, как и в любой игре, к победе ведут отвага, инициатива и выдержка. Или вы ожидаете, что окружающие уберут все препятствия, ведущие к цели?

Словом, никакие жалобные причитания об испорченности мира не могут никого продвинуть вперед. Женщинам необходим осознанный выбор — бороться с собственным подчиненным образом мыслей.

Такой образ мыслей, к сожалению, и сегодня направляет поведение многих женщин, часто бессознательно, и всегда мешая развитию личности. Он препятствует появлению здорового чувства самоценности. Я обычно называю этот тормозящий и самоотреченный образ мыслей синдромом Моны Лизы. Знаменитая улыбка, запечатленная на портрете, является для меня ярким символом женской подчиняемости.

Если вы когда-нибудь долго стояли в Лувре перед картиной "Мона Лиза", то, вероятно, ощутили меланхолическую скорбь этой улыбки. Конечно, это одна из причин такой знаменитости портрета. Во мне этот шедевр вызывает скорее неприятные чувства, чем восхищение. Я долго не могла понять, чем вызваны эти эмоции, до тех пор, пока не узнала в улыбке Моны Лизы то, что так часто наблюдала у моих пациенток на терапевтических сеансах: безусловный сигнал женского самопредательства.

Существует еще одна художественная версия этого явления, которая меня лично задевает еще глубже. Возможно, вы помните фильм "Кружевница", в котором изображена страстная, испепеляющая любовь сентиментальной девушки к мужчине, который после длинного, нежного и искреннего романа отвернулся и оставил ее, помраченную рассудком. После того как ее сердце было окончательно разбито, она улыбается ему этой блаженной меланхолической улыбкой.

Как часто на семинарах и занятиях я оказывалась напротив женщин, улыбка которых обладала подобным качеством. Даже если их оскорбляли, причиняли боль, с их лица не сходила полная отчаяния улыбка. Она оставалась такой и тогда, когда они говорили о надежде или о немногих прекрасных моментах, о счастливом времени начала любви. Отчаянной улыбка была потому, что многие из этих женщин были уверены, что вернутся к бывшему партнеру, сделай он первый шаг. Женщинам необходимо пройти сложный путь развития, прежде чем они смогут начать отношения со старым или новым партнером — на этот раз осознанно. В терапии зачастую требуются месяцы, пока накопленные обида и даже ненависть, почти всегда скрытые за такой терпимостью, выйдут на поверхность. Но не будем торопиться. Рассмотрим некоторые примеры самопредательства на фоне улыбки.

Рики, которую вы уже знаете, — изящная маленькая женщина, и ее история является типичной. В девятнадцать лет Рики познакомилась с двадцатишестилетним инженером, который сразу ей понравился, потому что выглядел скромным и отличался хорошими манерами. Ее подкупило то, что он не торопил ее с сексуальными отношениями, как поступали другие мужчины, с которыми она знакомилась. Три года продолжался их роман, пока Петер не решил, что он уже достаточно достиг в профессии и они оба теперь "готовы к браку". Рики к этому моменту давно уже перестала размышлять о том, чего она хотела или считала правильным для себя. Петер был несколько нетерпим, но это редко мешало Рики, потому что она считала себя педантом. Она всегда охотно выражала готовность поддержать его мнение. Особенно это проявлялось тогда, когда он этаким барским покровительственным взглядом намекал, что вопрос должен быть решен только при помощи логики, а именно — высшей логики, которую понять может лишь он. Высшая логика стала для Рики синонимом ее неспособности понять ход его мыслей. Она была благодарна за то, что получила мужа с высшим образованием, и пыталась усвоить некоторые из его сильных аргументов. Однако со временем Рики установила, что он очень вольно обращался с этими аргументами. И все чаще она замечала, что именно то, что противоречило ее взглядам, он представлял как правильное и логичное. Из этого Рики сделала вывод: она в принципе неправильно мыслит. У них появилось двое детей (хотя Рики хотела иметь только одного ребенка). Они переехали в деревню, несмотря на то, что она охотнее осталась бы в городе. Рики не возражала, хотя страдала от того, что лишилась возможности видеть двух своих подруг. После переезда муж Рики решил, что в деревне ей не нужен собственный автомобиль. Ей хотелось работать, но муж решил, что для детей лучше, если мать будет дома. Рики продолжала улыбаться, но взгляд ее был очень печальным.

Она не была такой уж тихоней. Происходили сильные ссоры, в которых речь шла об интересах детей. Она страстно спорила со своим консервативным мужем по поводу их воспитания. Однако в большинстве случаев он настаивал на своем. Она без жалоб вела домашнее хозяйство и без сопротивления подчинялась порядку, установленному мужем. Ведь в конце концов он приносил в дом деньги. И год за годом Рики терпела, что его машина приезжает в ту же надоевшую ей деревню.

При столь долгом терпении организм рано или поздно отказывает. У Рики начались частые боли в желудке, но она терпела их молча. Через несколько лет обнаружилось, что ей необходимо оперировать язву желудка. Она выбрала для операции время отпуска, поскольку при этом семья меньше пострадала бы от ее отсутствия. Однако во время отпуска муж неожиданно познакомился с другой женщиной — не моложе, но независимее, с собственными Деньгами и собственными интересами. Вскоре он оставил Рики и детей.

Рики, с ее ограниченными взглядами и вечной улыбкой, давно надоела ему, — объяснял он позднее.

Рики — типичнейшний пример женского стремления сделать себя маленькой и незаметной. Ее история наглядно подтверждает бессмысленность приспособления, полной потери личностных черт. Рики не была счастлива и ее приспособляемость не спасла и не укрепила брак. Ее мужу, скорее всего, эта терпеливость казалась скучной. Подчинение с улыбкой на лице оказалось никому не нужным. Ее ярость, о которой я говорила в начале главы, совершенно понятна. Она по праву считала, что самоотречение, терпение и дружеское участие принесли ей горе. Умиротворенная улыбка была для нее символом отказа от собственного влияния.

Рики пожертвовала собой, но это не единственный вариант, который я обнаружила у печально улыбающихся женщин. В следующей главе я поговорю о других моделях поведения, которые можно идентифицировать.

Кажется ли вам знакомым долгий отказ от своих интересов?

Проверьте, склонны ли Вы из-за незначительных причин и оглядки на окружающих запретить себе "высовываться"?

 

Образ мыслей "мона лиза"

Не так легко описать все ловушки образа мыслей типа "Мона Лиза". Я выделяю пять основных видов. Ловушки (а я поговорю про каждую в отдельности) — это структуры отношений, которые женщины либо терпят, либо сами устанавливают.

Сначала об определениях:

• Ловушки понимания создаются установкой: я должна с пониманием относиться к трудностям окружающих меня людей.

• Ловушки помощниц — главным остается стремление добиться благосклонности и внимания кого-то, помогая другим.

• Ловушки жертвы — женщины считают, что их предназначение состоит в том, чтобы изображать мучениц и — в прямом смысле этого слова — жертвовать собой.

• Ловушки скромности выражаются в отказе от собственных желаний и требований, который считается высшей добродетелью.

• Ловушки сочувствия — женщина идентифицирует себя с жертвой. Она считает, что тем самым она может принести спасение. С того, кому сочувствуют, полностью снимается ответственность.

Однако еще до того, как женщина может попасть в одну из таких ловушек, отношения начинают идти наперекосяк. Маленькие, безвредные, казалось бы,( механизмы, становятся отправными точками для каждой из моделей отношений. Поэтому МЛ-ловушки ("Мона Лиза") можно хорошо понять лишь тогда, когда осознана общая для всех них основа. Я называю это "Мона Лиза"-менталитет.

Кроме того, есть еще одна причина для того, чтобы понять основу лову-шек: чем больше я работаю, тем больше убеждаюсь в том, что каждая женщина несет в себе некоторую долю "Мона Лиза"-менталитета.

Наверное, вы уже заметили некоторую градацию. МЛ-менталитет является слабо выраженной формой самоотрицания. При МЛ-ловушках появляется явное самопредательство, а при МЛ-синдроме можно говорить о настоящем душевном расстройстве.

Определим сначала типичные признаки МЛ-менталитета:

• К цели продвигаются обходными путями (боязнь конфликта).

• Мнение партнера и его ожидания воспринимаются гораздо более важными, чем собственные. Часто доходит до того, что собственные потребности невозможно определить (отчуждение своих чувств, желаний).

• Высшей целью становится попытка увязать между собой разнородные интересы (поиск гармонии).

• Интересы других представляются раньше, чем они высказываются (предвосхищающее послушание).

Женщина, часто замечающая у себя один из этих признаков, вполне может попасть из МЛ-менталитета в МЛ-ловушку и, скорее всего, движется в сторону от собственных желаний и жизненных целей, не осознавая того.

Почему же так много женщин ищут прибежища в этих моделях поведения?

Их воспитание определяет специальную женскую тактику на пути к своему успеху. Все, чем им дозволено пользоваться, — это быстрый взгляд, сдержанность, материнство, сердечность. На борьбу, на открытые конфликты женщины в нашем обществе традиционно не поощряются. Они вырастают в убежденности, что подобный образ жизни может уберечь их от неприятностей.

Однако это обещание чрезвычайно обманчиво. Времена изменились, и большинство женщин сегодня противостоят сложностям в одиночку. И, Несмотря на это, многие уделяют больше внимания внешнему виду, нежели умению правильно вести себя в конфликте или грамотно выстраивать свою позицию. Они надеются, что красота и кротость откроют им двери в мужские сердца и легкую жизнь. Эта надежда призрачна. Мужчины (совершенно Новые Мужчины) все больше ищут равных партнерш, с которыми они могут спорить, но также и разделить ответственность за жизнь. Мужчины понемногу стали догадываться, что сильная женщина в качестве партнерши означает выигрыш даже в том случае, если с ней приходится конфликтовать.

Та женщина, которая примеривается к изменению стратегии, намеревается отныне казаться сильной и таким образом заполучить мужа, все еще продолжает сидеть в ловушке приспособления. Цель во что бы то ни стало найти мужа и стать любимой не может заменить решения развить в себе независимость и самосознание цельной личности.

 

В ловушке ли я?

Пойманными в МЛ-ловушку являются женщины, которые всегда спрашивают: "А чего хочешь ТЫ?" Они постоянно подстраховывают свои решения, даже в тех случаях, когда точно представляют, чего хотят, и ни у кого нет возражений. Они предлагают другим решать за них, несмотря на то, что некоторые проблемы могут решить только сами. Такие женщины все время высматривают кого-то, кто мог бы помочь, кто взял бы на себя ответственность. Найдя, с улыбкой благодарят за дружеское участия, не осознавая, что эта помощь была для них чрезвычайно вредной.

Они следуют негласному правилу: решение, принятое без согласия партнера, — плохое решение.

"Чего хочешь ты?" становится синонимом отказа, отступления и недостатка самоутверждения. Что-то предпринять, вступить в противоречие с партнером считается эгоистичным. Если женщина, несмотря на истерические поступки, часто не получает желаемого, она проживает "Мона Лиза"-жизнь.

Разумеется, множество женщин не так глубоко загнаны в МЛ-ловушку. Они сражаются за свое мнение, требуют внимания или результатов от окружающих. К сожалению, лишь немногие из женщин делают это без угрызений совести. Почти все, с кем я говорила об этих ситуациях, испытывали чувство вины или внутреннего напряжения, когда выдвигали требования или настаивали на своих представлениях, выражали агрессивные чувства или предъявляли права.

Женщины, которые хотят избавиться от подчиняющегося поведения, долго будут слышать фразы из детства: "Это нельзя, это не принято, ты сделаешь хуже для себя, ты выглядишь смешной, ты выглядишь словно фурия.

Ты, мужеподобна, нужно быть милой, иначе никто не захочет с тобой иметь дела..."

Женщины редко осознают, какой вред они причиняют себе своим поведением. Они невольно рисуют в голове картину, которая низводит их до служанок. Тот, кто редко говорит напрямик о своих желаниях, кто всегда охотнее следит за желаниями других, становится тихоней, — и никакая улыбка не помогает.

Подумайте сначала: чего хочу Я? Поставьте свои цели на первое место!

 

Чем отличаются мужчины?

Можно возразить, что мужчины тоже бывают подчиненными. Что же тогда особенного в подавленной улыбке женщины?

Естественно, мужчины тоже подчиняются или даже должны подчиняться, но при этом они гораздо реже улыбаются, а скорее сжимают кулаки в кармане и выглядят серьезными, подавленными, рассвирепевшими или надменными.

В принципе, мужчины тоже не защищены от того, чтобы попасть в МЛ-ловушку. Прежде всего те из них, кто оказался под сильным и властным давлением в семье.

Однако вернемся к женщинам. Те женщины, которые, улыбаясь, отказываются четко выражать свое мнение, ясно выставлять требования, те, кто надеется небольшой хитростью достичь того, к чему они не отваживаются подойти, разрушают свое самоуважение. Они сами хоронят свой социальный статус и тормозят равноправие. Какой толк от законов, если ими не пользуются?

На первый взгляд это кажется утрированным: чем самоотречение может мешать равноправию? Однако, к сожалению, равноправие нарушается с Двух сторон. С одной — мужчинами, которые не хотят отдавать никакой власти, с другой — женщинами, которые не требуют этой власти.

Если за женщиной по закону признаются некие права, этого еще очень мало. Равноправие остается бессмысленным словом. Женщины жалуются на то, что никто не приходит и не подтверждает их права, но права только тогда имеют смысл, когда они полностью осознаны и востребованы.

Трудно поверить, но женщины активно уклоняются от того, чтобы взять причитающееся им по закону. Вот случай, который звучит невероятно, но, тем не менее, правдив.

Одна из директоров небольшого предприятия решила платить мужчинам ц женщинам за одинаковую работу одну и ту же зарплату. Однако, несмотря на то, что в этом случае женщины явно выигрывали, у нее оказалось мало шансов. Равная оплата могла быть достигнута при помощи перераспределения денег, поскольку доходы фирмы не позволяли существенно увеличить фонд заработной платы. И тогда женщины повели себя странно. Они сказали, что мужчины будут протестовать против того, чтобы получать меньше, и отказались от увеличения зарплаты. Они охотно приняли тот факт, что за ту же работу получают меньше: "Но ведь так было всегда". Они и не думали отстаивать право получать за свой труд столько же, сколько мужчины. Женщины не захотели неприятностей с мужчинами, — а потому предложение директора не нашло поддержки.

Точно так же профсоюзы не могут бороться за более высокую заработную плату без готовности женщин бороться и вступать в конфликты. Если женщины не выдвигают ясных и твердых требований, они не могут ожидать реальной общественной поддержки. Никто всерьез не настаивает на правах женщин, даже они сами. При такой постановке вопроса целые коллективы женщин страдают от МЛ-синдрома.

Решите для себя, что прямым путем легче достичь цели, чем при помощи хитрости.

Возьмите себе за правило прямо двигаться к достижению своих целей и желаний!

 

Ложный путь избавления от МЛ-ловушек

Эта книга, безусловно, посягает на традиционные представления о женственности. Она призвана освободить женщин от негативных аспектов их привычной роли, и поэтому мы говорим о МЛ-ловушках. Унаследованные ролевые образцы обязывают женщину быть или терпеливой и на все согласной, или хнычущей и истерически беспомощной личностью. Но в каждой из этих ролей с женщинами обращаются как со второстепенными личностями и пренебрегают их интересами. При таком поведении жещины не должны удивляться тому, что от их мнения отмахиваются как от несерьезного. Даже в своем сексуальном поведении они без сопротивления позволяют классифицировать себя лишь в двух образцах — "пассивно-пугливая" и "агрессивно-алчущая".

Я опишу два характерных примера. (Прочитав их, припомните истории из собственной жизни, и вы, скорее всего, убедитесь, что Мона Лиза-завещание досталось и вам.)

Первая безуспешная попытка.

Зигрид и Йенс женаты 10 лет. Камень преткновения состоит в том, что Зигрид просит мужа забрать их дочь от одной из подруг. В это время Зигрид рассчитывает заняться хозяйством. Она сладким голосом спрашивает:

- У тебя был очень тяжелый день?

- Нет.

- Может быть, ты заберешь Юлию от Алисы?

- Нет.

- А я в это время выглажу белье.

- Нет. Езжай ты, я хочу сейчас отдохнуть и поужинать. К тому же скоро будут новости. Юлия, собственно, может и сама приехать на автобусе. Нечего ее баловать.

Зигрид уже кипит, но не выдает этого. Она спокойно возражает:

- Мне кажется несправедливым, что ты сейчас будешь отдыхать, а я буду делать всю работу.

- Я не буду забирать ее, она сама уже должна решать, как ей возвращаться!

Только в машине, по дороге домой, Зигрид успокаивается. Подобная стычка происходит уже в который раз. Она злится на себя и на своего мужа, подумывает о разводе. Все ее спокойствие и судорожные попытки решить проблему мирно ни к чему ни привели.

Многим женщинам знакомы такие сцены, когда они беспомощны или молча злятся.

Можете ли Вы представить себя в ярости или рассерженной? Как часто Вы позволяете себе подобные реакции?

То, что улыбкой и сдержанностью вы не сможете продвинуться к цели, поняли уже многие женщины. Однако несмотря на это, их успехи остаются очень скромными.

Рассмотрим другой вариант безуспешного поведения — истеричный. Попытка настоять на своем в большинстве случаев заканчивается именно так, как в этом примере.

Эдит и Герхард женаты четыре года. Периодически между ними возникают ссоры, которые заканчиваются каждый раз одинаково. Эдит, плача, сидит за кухонным столом, а Герхард уходит в ближайшую пивную. Как правило, это происходит в пятницу после обеда, и скандалы начинаются с одного и того же. Вот и в этот раз Эдит собралась серьезно поговорить с мужем про уборку. Она подготовила ряд аргументов, даже тайком отрепетировала всю сцену — она была убеждена в том, что все произойдет по ее сценарию.

Собравшись с духом, Эдит села за стол напротив мужа. Несмотря на то, что взгляд его был усталым, он сразу же определил, что начинается еженедельный спектакль на тему уборки.

Эдит начала с главного:

— Мы должны поговорить об уборке.

— Опять!? — ответил муж.

— Да, опять то же самое, ты увиливаешь от своей части работы.

Но Герхард даже не нашел нужным отвечать. Он достал пиво из холодильника и посмотрел на жену с вызовом. Она потеряла все самообладание. Его пассивному сопротивлению она противопоставила лишь беспомощную ярость и такие же беспомощные слезы.

— Ты дрянь, — прошипела она себе под нос, а он воспользовался оскорблением в качестве повода для того, чтобы уйти из дома.

Если в случае Зигрид можно быстро определить, каким образом она терпит поражение, то в случае Эдит это менее очевидно. На первый взгляд, ее поведение не имеет ничего общего с улыбкой или подчинением. Однако обе эти истории имеют общие корни. Ни одна из женщин по-настоящему не верит в то, что может убедить партнера разделить семейные обязанности. Это и является формой пассивного самопредательства. Подобный отказ от власти относится к одной из МЛ-ловушек. Ведь Эдит в глубине души считает, что у нее нет права требовать помощи от мужа. Ее чувство ярости возникает именно потому, что она чувствует некоторое несоответствие. Она видит усталые глаза Герхарда и непроизвольно попадает в ловушку понимания. Внутренний голос говорит ей: как ты можешь требовать от него чего-то, когда он так измучен. Кстати, к самой себе она проявляет гораздо меньше участия.

Попробуйте сказать: "Я понимаю, что ты устал, однако я ожидаю, что..."

Позвольте себе потребовать чего-то от других.

То, какое сознание может защитить от МЛ-ловушек, показывает весьма удачная попытка Гезины. Она и Понтер, ее друг, уже несколько месяцев прожили в одной квартире. Гезина решила сделать своим принципом не бояться больших и маленьких конфликтов. С такой установкой она добилась того, что Понтер делает часть ненавистной обоим уборки. Гезина с самого начала точно знала, чего хочет, и шла прямым путем. После одной милой беседы за кофе она спросила его почти мимоходом:

- Гюнтер, когда ты убираешь ванную?

Он удивленно взглянул на нее:

- Я еще ни разу не убирал ванную.

- В том-то и дело! И я хочу, чтобы это изменилось.

- Что за вопросы ты поднимаешь?

Гезина осталась невозмутимой.

- Вот уже несколько месяцев я злюсь оттого, что ты увиливаешь от уборки. Но больше я не буду этого терпеть. Или мы найдем решение, или очень серьезно поссоримся по поводу наших отношений. И никто — ни ты, ни я — не знаем, чем закончится эта ссора.

Так они быстро достигли драматического порога. Но Гезина все продумала. Она знала, что долго не сможет быть служанкой и в конце концов придется вернуться к этой теме. Понтер чувствовал, что на него давят, и это на самом деле было так. Однако Гезина поняла, что если она уступит сейчас, можно сразу переселяться. Гневно и сердито она смотрела на своего друга, не собираясь отступать ни на сантиметр от своих требований. Понтер это ощущал, глядя на нее сердито и задумчиво. Внутренне он признавал ее право, но попытался поколебать ее уверенность.

Он польстил ей: "Ты делаешь это гораздо лучше".

Он пригрозил ей: "Если каждый будет заниматься хозяйством, наступит хаос".

Он подверг сомнению их отношения: "Я думаю, твои чувства ко мне изменились".

Он попытался воздействовать нежностью. Затем накричал на нее.

Но Гезина оставалась тверда. "Ты будешь убирать ванную!" — выставляла она ясное и определенное требование. Все его попытки воздействовать на нее она комментировала очень серьезно, решительно или насмешливо. Она просто решила это бесповоротно. Или он оставит эту манеру увиливать от домашней работы, или их отношениям придет конец.

Именно такого последствия ссоры женщины боятся больше всего. Они не могут себе представить того, чтобы на карту были поставлены их отношения, а потому становятся жертвой любого давления. Большинство женщин на месте Гезины сказали бы: "Зачем ставить под угрозу отношения из-за такого пустяка?" Они отнеслись бы к этому конфликту чрезвычайно терпимо.

Возможно, взятые по отдельности, такие причины выглядят несколько смешно и кажутся пустяками. Но именно они заставляют женщин незаметно скатываться к роли проигравшего. В конце концов, разъединяют людей почти всегда мелочи. Часто женщины считают, что важно количество фактов подчинения. Но, рассмотрев подробней, именно единичные, кажущиеся безвредными случайности делают женщину побежденной.

Возможно, прочитав эти примеры, вы почувствуете неприятные ощущения в животе или ваше лицо неожиданно побледнеет. Это означает лишь то, что вас пугает способ выхода из МЛ-ловушки. Однако здесь существуют только радикальные методы. Если продолжать терпеливо приспосабливаться, вы навсегда останетесь жертвой в борьбе за существование.

Тот, кто не может прямо признать свои собственные интересы, кто идет в    обход, избегает честной борьбы, опасается последствий сохранения само- уважения, — тот не сможет его завоевать, а будет лишь всячески препятствовать собственному развитию и свободе.

Выйти из роли отчаявшейся, уступающей и улыбающейся означает честно открыто сражаться и настаивать на своих интересах. И точно так же смело завершать связи, в которых многие важные мелочи решены не в вашу пользу.

Такое поведение делает из женщин не сварливых и озлобленных старух, а самостоятельных и свободных женщин.

Выход из МЛ-улыбки делает жизнь более независимой, менее охраняемой, менее предопределенной, менее спокойной, но и значительное менее скучной, менее зависимой и искусственной.

Если женщина действительно хочет пользоваться равноправием, то она должна осознать: только самостоятельная женщина может быть равноправной. Как нельзя быть немножко беременной, так и нельзя быть немножко равноправной.

Женщина, считающая, что сможет по-настоящему безопасно жить, отказав-шись от равноправия, неизбежно вредит своему будущему. Потому что и она может быть оставлена, может быть обманута и унижена. Если она на-ходится в МЛ-ловушке, то очнется в прискорбных обстоятельствах: без собственных денег, без профессионального образования. Женщина, всю жизнь бывшая послушной, многое проглотила, еще больше перенесла и надеялась на лучшее. И, столкнувшись с неприятностями, будет глубоко потрясена несправедливостью этого. Ведь она всегда жертвовала собой, все делала так, как от нее хотели, даже в постели была послушной. Но все было напрасно, она оставлена, брошена, унижена. Такое пробуждение бывает крайне болезненным.

Вы считаете, что с вами ничего подобного произойти не может? Ваш муж любит вас, носит на руках и отдает всю зарплату? Это хорошо. Но можете ли вы его выносить, не сыты ли вы им по горло? Не подумываете ли вы тайком о партнере, с которым могли бы и конфликтовать? Если нет, то вы редкое исключение.

Ловушки отношений

Я хочу выделить пять видов ловушек отношений:

• ловушки понимания,

• ловушки помощниц,

• ловушки жертвы,

• ловушки скромности,

• ловушки сочувствия.

Существует множество форм женского подчинения. Часто первым шагом к освобождению становится ясное понимание того, какой модели соответствует ваш случай. Каждую из ловушек можно проиллюстрировать весьма драматическими историями. Я опишу их, чтобы показать, куда могут привести безобидные случаи, если женщина не решается отказаться от привычного образа жизни. Одновременно я хотела бы научить женщин быть бдительными. Ведь каждая из нас готова сделать шаг к возможности с улыбкой отказаться от собственной позиции.

 

Ловушки понимания

Лейтмотив таков: "Я должна относиться с пониманием к душевным трудностям моего партнера".

"Я хорошо могу это понять... К этому я отношусь с пониманием". Такие фразы часто бездумно срываются с наших губ. Допускается, если кто-то опаздывает. Понятно, когда с кем-то несправедливо обходятся. Женщины находят понимание многому, даже наглому и бесцеремонному поведению Других, последствия которого отражаются на самих женщинах.

Допускаются и объясняются даже такие поступки, которые действительно недопустимы. Поведение, безусловно достойное осуждения, когда необходимо извиниться, часто принимается с улыбкой, полной понимания. Так, в одном из веселых разговоров мужчина дискредитирует интеллектуальные способности женщины: "Этого мое сокровище понять не может!" Однако она улыбается, вместо того чтобы высказать свое ясное мнение и ответить ему той же монетой. Истинное значение такого поведения редко нами осознается.

Демонстрируете ли вы ложное понимание?

Как толъко вы используете слово "понимание", спрашивайте себя: что, собственно, я понимаю?

Почему я это понимаю? Насколько искренне мое понимание?

Например: действительно ли вы понимаете свою подругу, если она незадолго до встречи с вами сообщает, что не сможет пойти на концерт, потому что ее муж разозлится — он не любит сидеть дома один. Часто женщины ставят знак равенства между знанием о том, что других нельзя изменить, и пониманием. На самом деле между этими двумя состояниями мало общего.

Изначально "понимать" означает овладевать техническими или логическими структурами, связями между явлениями. Так, можно понять несоответствие между работой и размером оплаты или понять алгоритм решения уравнения. Точно так же мы можем постигать эмоциональные связи. Понимают траур по умершему, любовную тоску друга или ярость душевно раненого человека. И в качестве побочного явления возникает некоторая толерантность. Однако, к сожалению, именно это дополнительное значение часто выходит на первый план. И слово "понимать" все чаще означает "закрывать глаза на что-то, сводить на нет, не вмешиваться".

Совершенно нормально понимать определенный образ действий и, несмотря на это, не одобрять его. Но часто чье-то поведение терпят лишь потому, что не хватает мужества открыто порицать его. Тем самым первоначальное значение слова "понимать" понемногу заменяется на терпимость к тому, что не нравится, достойно презрения или вредно.

Мы используем это слово также в воспитательном смысле. Это соответствует общепринятому стандарту: говоря "понимать", мы выражаем свое негативное отношение к определенному поведению, но ожидаем, что оно изменится. Таким образом, произносятся пустые фразы, вместо того чтобы высказать четкое замечание или упрек. Мимикой и интонацией неодобрение выражается очень явно, но слова при этом чрезвычайно вежливы и осторожны. Самой главной задачей, таким образом, становится одновременная расшифровка нюансов вербальных и невербальных сообщений всех участников беседы.

Весьма часто "понимание" используется не из вежливости, а для того, чтобы покрывать неблаговидные поступки. Так, часто принимаются необоснованные оправдательные приговоры. Говоря о "понимании", при этом перекладывают ответственность за поступок с преступника на внешние обстоятельства. Например, грубая и агрессивная манера поведения объясняется неизбежным результатом плохого воспитания. Одним из ярких примеров такого фатального "понимания" является интерпретация вспыхнувшего в последнее время насилия в праворадикальной среде. "Преступники являются безработными, без перспектив, подстрекаемыми политиками. Их озлобленность отчасти можно понять", — объяснял мне тридцатилетний мужчина. Сомнение, содержащееся в слове "отчасти" ничего не значит. Это мнение дает зеленый свет опасной тенденции: собственные трудности выплескивать в форме агрессии против других людей. Привыкая к такой логике, никто больше не требует действительного осуждения грубых и нахальных поступков.

 

Понимание любой ценой

Понимание — двойственное понятие. Чтобы относиться к нему критически, необходимо четко распознавать МЛ-ловушки понимания.

Если Вы понимаете, почему шеф в плохом настроении, у вас есть шанс попасть в ловушку. Но если вы понимаете капризного мужа, вы, без сомнения, находитесь в этой ловушке.

У ловушек понимания много обличий. Женщинам часто бывает трудно обнаружить их в повседневной жизни, потому что с детства им вдалбливается необходимость понимать окружающих. Это стало самой большой добродетелью, символом женщины, образцом для подражания. Женщина должна быть снисходительной к слабостям других, даже если эти слабости подобны пощечинам.

Детям, особенно девочкам, внушают, что именно такой вид понимания является выражением человечности. Я никогда как следует не понимала эту взаимосвязь. Вместо того чтобы ясно и четко сказать: "Мне это не нравится!" или "Ты сделал настоящую гадость", женщинам с малых лет рекомендуется терпеть и косвенно одобрять неблаговидные поступки. Тем самым понимание становится равнозначным великодушному прощению и терпению.

Мы попадаем в ловушку понимания тогда, когда оправдываем поступки, направленные против нас. До поры до времени нам не хватает мужества или смелости пойти на открытый конфликт и назвать вещи своими именами. Терпеливо принимая зло, интриги и даже явную жестокость, мы идем к саморазрушению. Как следствие, возникает длительное подавленное настроение, глубоко запрятанные страхи и чувство собственной неполноценности, вплоть до душевных и телесных болезней. Попав в этот заколдованный круг самоотречения, женщины неизбежно проходят через разочарования и чувство полной беспомощности.

Конечно, угроза физического насилия редко стоит на первом месте в ловушках понимания. Но она появляется после долгих лет терпения. Поэтому на первых порах женщина не может понять, в какой опасности она оказалась. С одной стороны, сегодня модно быть понимающим (часто в этом смысле используется слово "либеральность"), с другой — нам хочется показать способность к человеческому сочувствию. Почти все женщины охотно приписывают себе такие черты. Об этом говорят фразы: "Я умею слушать" или "Я могу хорошо представить себя на месте другого, понять его чувства". Часто при этом подразумевается некритичное принятие образа действий, даже если он приносит ущерб.

Как только терпеливая женщина осознает свое бессилие, ловушка понимания захлопывается окончательно. Тот, кто обладает властью, получает сигнал: "Я сдаюсь! Я больше не буду оказывать сопротивления, даже в тех случаях, когда мне наносится вред". Если женщина не Может найти выход из подчинения, события принимают неизбежный характер. Каждый из нас знает женщин, которые живут в семьях с абсолютно разрушенными отношениями и не делают даже попыток что-то изменить, вырваться из этих тюрем. Они несут этот крест до горького конца.

Путь в ловушку может выглядеть совершенно безобидно. Хельга, юрист, вышла замуж за независимого адвоката. Она была увлечена мечтами о совместном офисе, где у каждого был бы роскошный кабинет; о дискуссиях на юридические темы, совместных коротких отпусках. Но ничего этого не случилось. Гуннар решил, что ей не нужно выступать перед судом, потому что у нее недостаточно обаяния и силы убеждения. В итоге Хельга набирала на компьютере комментарии к его выступлениям. В действительности она могла бы выступать в суде лучше, чем он, ведь ее дипломная работа и устный экзамен были оценены значительно выше. Хельга понимала и прощала, поскольку Гуннару необходимо было сделать себе имя, для чего обязанности и были распределены таким образом: она готовила неопровержимые аргументы, а он высказывал их в суде. Весь успех принадлежал ему.

Кроме того, он перепоручил Хельге организацию работы офиса. Она писала тексты, счета, распределяла часы его приема. В это время Гуннар устанавливал контакты с клиентами. Обычно это означало, что он сидит в кафе и читает утреннюю газету. Хельга знала об этом, но проявляла понимание. Конечно, она чувствовала, что унижается, но когда Гуннар начал язвить по поводу ее секретарской работы, стало еще хуже. Он дал понять, что к другой работе она непригодна и с его стороны великодушно вообще разрешить ей работать в его конторе. К тому времени клиенты, которые не знали Хельгу, настаивали на том, чтобы их интересы представлял он. Почти никто не знал того, что Хельга тоже квалифицированный юрист.

В итоге Хельга совсем пала духом. В ее работе стали появляться ошибки, она все чаще бывала растеряна, но не отваживалась высказаться против Гуннара. В конце концов он дал ей пощечину за грамматическую ошибку в документе. Это, конечно, встряхнуло Хильгу и заставило ее сложить чемодан. Сегодня она разведена с Гуннаром и работает партнером в одной из уважаемых юридических контор.

В случае с Хельгой многим близким людям было понятно, что ее понимание стало большой ошибкой. И, конечно, разговоры с друзьями подтолкнули ее к тому, чтобы сделать отчаянный прыжок — пусть поздно, но вполне успешно.

К сожалению, в ловушку понимания часто можно попасть при гораздо ме нее очевидных ситуациях. Как только женщина принимает разнузданное  поведение мужчины, который громко и грубо высказывает свое недоволь ство и не извиняется после, — ловушка захлопывается. Очень важно понять следующее: сами по себе срывы не делают погоды, они рано или поздно случаются у всех. Но если за ними не следует искренних извинений, это становится проблемой. Кроме того, извинения без объяснения причин, являются недостаточной компенсацией за резкое поведение.

Чувствовали ли Вы необходимость услышать извинение за резкое поведение? Если да — это хороший знак, значит, вы еще не находитесь в МЛ-ловушке.

Тот, кто всегда сохраняет спокойствие и гордится этим, возможно, не замечает собственного страха перед последствиями срыва. Нет ничего зазорного в том, чтобы время от времени вести себя шумно. Однако нужно уметь извиняться. К тому же, как правило, извинения касаются лишь тона, в котором шел разговор, а содержание, как правило, соответствует действительности.

Извинения за резкое поведение не должны быть формальными словами. Они должны быть четкими и приниматься во внимание обоими участниками конфликта. Если вы воспринимаете букет цветов как извинение, а ваш муж или друг видит в этом компенсацию за моральный ущерб, которым все будет возмещено, можете считать, что цветами покупается ваше молчание. Это плохая сделка.

Опасные формы ловушек часто встречаются в отношениях, которые на поверхностный взгляд кажутся идеальными. Под "теплым пальто" взаимного согласия едва ли можно различить разночтения. Но если это "пальто" неожиданно распахивается, порой на поверхности оказывается резкая враждебность. Кто-то вдруг выпадает из привычной роли, обычно в связи с алкоголем, профессиональной неудачей, бессонницей, проблемами с детьми  или родителями. Кажется, ни с того, ни с сего разверзается пропасть, — а люди всего лишь показывают свою глубоко замаскированную взаимную ненависть.

Если вы заранее знаете, что за грубое и резкое отношение не последует никаких реальных извинений, говорящих о сожалении за подобное поведение, вы находитесь в ловушке понимания. Когда вы говорите себе: "Он такой не всегда", "Он, в сущности, не виноват", "Он на самом деле так не думает", "Когда он трезвый, то это совсем другой человек", "У него просто мягкий характер", в вашем сознании должен зажигаться предупреждающий красный свет.

Женщины, ищущие оправдания и объяснения непростительному поведению, почти наверняка попали в МЛ-ловушку. Еще хуже, если они при этом не видят никакого выхода, кроме тихого терпения. Безвыходность ситуации обостряется тем, что подобное поведение несет в себе невысказанное сообщение: "Я сама виновата в том, что ты так обращаешься со мной и что мне так плохо". Таким образом, противник обнаруживает косвенное оправдание своих поступков. Ему становится легче нападать на свою жертву и ранить ее морально или физически. Он чувствует себя вправе делать это, поскольку его преступное поведение непреднамеренно оправдывается.

Физическое воздействие возникает при этом, конечно, реже, преимущественно в пылу ссоры. В ловушках понимания гораздо чаще наносятся душевные увечья. Насилие как часть ловушки возникает скорее в связи с ловушкой жертвы.

 

Ловушки помощниц

Лейтмотив: "Если я ему/ей помогу, то добьюсь его/ее внимания и благосклонности".

В большинстве случаев ловушка помощниц является усиленным вариантом ловушки понимания. Главную роль играют неадекватно оцененные альтруистические мотивы. Цель помощницы — направить оступившегося на путь истинный, предупредить его/ее кажущееся или реально угрожающее падение либо спасти от нужды, причиной которой сама помощница и является.

Особенности "ловушки помощницы" определяются агрессивным потенциалом помощницы, который может быть достаточно высоким. Помощницы могут вымещать на своих питомцах сильное разочарование, упрекать их, красочно расписывать им их убожество. Зачастую они получают удовольствие, подробно описывая опекаемому его плачевное состояние. Возможно, при этом они будут пытаться изобразить на своем лице озабоченность, но очень часто на их губах будет играть мягкая или даже торжествующая улыбка.

Но одного помощники не делают — они не доводят дело до конца. Они не позволяют оступившемуся действительно встать на ноги, т.е. достичь своей цели. Помощница является в данной ситуации главным камнем преткновения, но, естественно, отказывается это признать. Она поддерживает чужие страдания или, что еще хуже, использует оступившегося для собственного самоутверждения. Именно поэтому в ее интересах более или менее поддерживать оступившегося, не оказывая при этом реальной помощи. Помощница может читать своему партнеру нравоучения, в большинстве случаев перемежая их выражением сочувствия. Но в конце концов она дает понять: "Я только терплю тебя и твои проблемы".

Классический пример ловушки помощницы — это партнер человека, страдающего алкоголизмом. Алкоголизм — чрезвычайно тяжелое психическое заболевание, и я никоим образом не хочу представлять ситуацию в ложном свете. Однако чаще всего хорошую мину при плохой игре делают родственники малопьющих алкоголиков, то есть тех, кто употребляет алкогольные напитки средней крепости и кого необязательно причислять к людям, страдающим алкогольной зависимостью, так как для них очень важно сохранить свое доброе имя. "Помощники" таких алкоголиков терпят или "поддерживают" партнера, используя различные схемы поведения. Например, они выдают вымышленные причины плохого самочувствия или обострения определенных заболеваний у партнера за истинные, дабы семейный врач не узнал о пагубной привычке опекаемого. "Помощники" скрывают от родственников — а зачастую и от самого пьющего — реальные масштабы проблемы, при этом и сами закрывая глаза на происходящее. Такая "помощь" очень опасна для самого алкоголезависимого, так как, с благодарностью принимая, он использует ее для занижения значения и серьезности своей проблемы.

Итак, каковы же мотивы помощников? На первый взгляд, оказание помощи партнеру социально выгодно для помощницы, которая таким образом скрывает от чужих глаз свои семейные проблемы. Особенно тяжело признавать, что проблемы у собственного супруга. С этого момента возникает так называемый синдром Моны Лизы, поскольку большинство подобных помощников чувствуют себя ниспосланными больному судьбой. Однако мало кто знает, как правильно расценивать ложные манипуляции и систематические обещания или недобросовестные попытки страдающего алкогольной зависимостью "завязать". Желание помочь превращается в самообман. Боязнь действовать скрывает страх перед неприятными последствиями. Беспомощная улыбка также отражает стыд помощников, поскольку они знают, что сами нуждаются в помощи, чтобы мобилизовать свои усилия, набраться смелости посмотреть правде в глаза и заставить принимать серьезные решения.

 

Повседневные ловушки помощников

Естественно, синдром помощников может проявляться и в менее глобальных масштабах: капкан помощи незаметно захлопывается, когда человек хочет вернуть другого на путь истинный и не признается себе в том, что сам получает пользу от неправильного поведения оступившегося. В глубине души помощник может получать наслаждение, наблюдая за жертвой, попавшей в зависимость. Менее болезненные проявления этого синдрома — партнеры курильщика, человека с избыточным весом или просто боязливого человека. Они сами, по крайней мере внешне, держат эти проблемы под контролем и терпеливо противостоят небольшой мании партнера. К числу таких помощников принадлежат и жены "маменькиных сынков", пытающиеся освободить своих супругов от материнского влияния, чтобы выстроить новую, чреватую теми же последствиями зависимость между собой и партнером.

 

От "передовиков" до "птенчиков"

На следующем уровне ловушки помощниц находятся жены отважных альпинистов, страстных спортсменов или увлеченных путешественников. Ради обеспечения ЕМУ условий для полного самовыражения они отказываются от своих собственных жизненных целей. Стремление к самовыражению у "передовиков" постоянно принимается, поддерживается и уравновешивается помощницей.

Однако ловушка помощницы захлопывается и при партнере, бегущем от жизни, общества и людей. В этом случае помощница отказывается и от собственной жизни: она либо успокаивается, либо перекладывает вину за никчемность своего существования на "беглеца". Помощница "боязливого беглеца" берет на себя роль матери: она делает все, чтобы, как любящая мать, оградить партнера от препятствий, возведенных его же страхами.

Оба описанных случая не требуют совершения каких-либо действий, направленных на реальное изменение ситуации.

Приведу два примера.

Игрок в бадминтон. Он с головой ушел в спорт: ездил на бадминтонные турниры, играл в первой команде своего клуба, совершал пробежки по лecy для поддержания формы, два раза в неделю тренировался в клубе, эдин раз в неделю сам давал уроки. При встречах с другими спортсменами все разговоры велись только на одну тему — спорт: новейшая обувь, новейшие мячи, ракетки, снаряжение, противники, дневная форма, места в туррнирной таблице... и так далее. Ни о чем другом и речи не было. К сожалению, его жена интересовалась спортом постольку-поскольку, но вся ее жизнь была посвящена ему только потому, что она хотела быть для мужа одной-единственной и всем тем, что необходимо для продолжения спортивной карьеры. Она не просила от него никакой помощи в хозяйственных делах, не требовала, чтобы они проводили какое-то время вместе, не говорила об удовлетворении своих потребностей. Она "была счастлива, если он был счастлив". Может быть, она гордилась им, может, восхищалась его увлеченностью, "захваченностью" своим хобби? Возможно, но в таком случае она очень хорошо это скрывала, потому что явного восхищения в ее поведении не проявлялось. Она просто присутствовала в его жизни, мягко улыбаясь и заботясь о таких вещах, как еда и свежее белье. Чего-то более глубокого я в этой помощнице не увидела. У нее просто не было никаких собственных интересов, а интересы мужа так и остались для нее всего-навсего ЕГО интересами.

Садовник. Он проводил девяносто процентов своего свободного времени в оранжерее. Он хорошо зарабатывал, у них был большой дом с действительно потрясающей оранжереей и таким же импозантным садом. Его жена наслаждалась этим совершенством, которое действительно радовало глаз. Однако она никогда не испытывала настоящей тяги к цветам. Поэтому жена садовника занималась тем, что читала романы или покупала по длинному списку необходимые мужу садовые инструменты, так как для него это было слишком обременительно — торговаться с продавцами, заказывать товар, уточнять какие-то нюансы, и, кроме того, слишком много времени тратилось на езду. Она же всегда говорила: "Ему это нужно, поэтому я охотно помогаю". Она любила театр, но ходила туда не чаще, чем раз в год, так как не могла заставить мужа сопровождать ее, а без него она не хотела посещать спектакли. Друзья редко приходили к ним в гости, хотя он и охотно показывал свой роскошный сад и рассказывал о нем, но он не любил, когда в нем оставались надолго. А просто поболтать со знакомыми ему казалось неразумным. У НЕЕ не было своих увлечений, поэтому она направляла всю свою энергию на то, чтобы помочь мужу полностью отдаться своему хобби.

Обе истории об одном и том же: несмотря на отсутствие подлинного интереса к хобби своих мужей, жены настолько растворились в ИХ увлечениях, что их нельзя было заподозрить в притворстве.

Ловушки жертвы

Лейтмотив: "Это мое предназначение — жертвовать собой ради других".

Несколько лет назад специалисты (виктимологи) проводили исследование, чтобы выяснить, почему некоторые люди становятся жертвами преступлений чаще других. Это действительно трудно — предметно исследовать участие жертвы в преступлении, против нее же направленном. В адрес исследователей звучали упреки в том, что пострадавшего делают соучастником преступления, направленного на причинение вреда ему же, конечно. Совиновность жертвы можно принять с трудом: преступность деяния всегда определяется виновностью лица, совершившего его, но никак не жертвы. В результате всех этих упреков главной темой дискуссии постепенно становился не собственно предмет исследования, т.е. изучение феномена потенциальной жертвы, а вывод, который сделали женщины: они восприняли полученные результаты как обвинение их в провоцировании преступлений, состоящее в ношении мини-юбок и использовании косметики.

В итоге в ходе исследования собственно виктимологический аспект составил очень незначительную часть. Эти исследования показали, что наличие каких-либо выдающихся, неординарных или просто ярких внешних признаков для многократных жертв нетипичны. Скорее, верно обратное: люди, неоднократно становившиеся жертвами преступлений, у которых — по-видимому, случайно — часто похищали имущество, а также женщины, два и более раза становившиеся жертвами изнасилования, были незаметны, стеснительны и боязливы.

Естественно, человеку, ставшему жертвой насилия или преступления, непросто признаться самому себе в том, что он сам в какой-то мере виноват в случившемся. К сожалению, типично и то, что люди, бессознательно предрасположенные быть жертвой, при выявлении этой взаимосвязи реагируют запуганно, беспомощно и чувствуют себя виноватыми. Резюмируя, можно сделать вывод, что чаще жертвами становятся люди, в манере поведения и мимике которых проявляется беззащитность, боязнь, а также те, кто находится в постоянном, может быть и неосознанном, ожидании беды.

Например, Хелен, тридцатичетырехлетняя конторская служащая, выражает ожидание чего-то плохого следующим образом: "Я знаю, что такое со мной случается: меня подозревают в том, что в результате неправильной эксплуатации я сломала дорогую адресовальную машину в офисе фирмы; меня обвиняют в распространении слухов среди соседей, несмотря на то, что я стараюсь как можно меньше общаться с ними. Мой муж уверен, что вина за все наши с ним семейные конфликты лежит исключительно на мне. Беда в том, что я действительно время от времени ощущаю свою вину за то, в чем меня упрекают другие".

У других женщин чувство вины может возникать в связи с недостаточным сексуальным интересом к ним со стороны партнера, или из-за неудач детей, или из-за потери рабочего места. Такие женщины почти всегда чувствуют свою вину за происходящее. Та же самая Хелен, рыдая, рассказала мне, как она страдает от этого чувства вины, и в то же время призналась, что каким-то непостижимым образом притягивает к себе обвинения. Секрет в том, что ей легче согласиться с ложными обвинениями в свой адрес, чем ответить на них. Например, Хелен считает, что, видимо, действительно допустила какой-то просчет при пользовании адресовальной машиной, в результате чего аппарат сломался. После очередной семейной ссоры она буквально ищет новые аргументы в защиту позиции мужа. Таким образом, Хелен сама же постоянно дает в руки мужу оружие против себя. Стоит ли говорить, что, попав в дорожно-транспортное происшествие, причиной которого была вовсе не она, Хелен настолько запуталась в сетях самообвинения, что доказать ее невиновность смог только адвокат. Очевидно, что несчастья притягивает не сама Хелен, а постоянное чувство вины и низкая самооценка, ставшие верными спутниками этой женщины.

 

Жертвовать собой ради других?

У некоторых женщин роль потенциальной жертвы дополняется еще одним методом саморазрушения. Они считают, что им будет хорошо, если их отношение к окружающим будет безупречным. Они делают все для своих родственников, мужей, начальников, коллег, не получая за это даже элементарной благодарности. Все, что делают такие женщины для окружающих, воспринимается последними как само собой разумеющееся. И это вполне укладывается в рамки здравого смысла: никто и никогда не заставляет таких женщин жертвовать своими силами, временем и прочим на благо других, отказывать себе в чем-либо для того, чтобы угодить окружающим. Они сами, по собственной инициативе и даже, возможно, вопреки здравому смыслу безропотно делают чужую работу: именно они заботятся о больных тетушках и дядюшках, несмотря на то, что у тех есть и другие, может быть, даже более близкие родственники; они беспрекословно остаются на работе допоздна и выполняют сверхурочную работу, хотя все остальные сотрудники на просьбы начальства задержаться в офисе резонно отвечают, что не намерены жертвовать своим личным временем ради работы, и уходят, как только заканчивается рабочий день; они отгонят машину в автосервис, в то время, как их мужья и взрослые сыновья зевают перед телевизором или занимаются какими-либо подобными "делами".

Такое самопожертвование не лучшим образом сказывается и на физическом здоровье женщины: она часто чувствует недомогание или даже болеет. Кроме того, она испытывает и моральные страдания из-за того, что сама же себя постоянно нагружает работой, которую не обязана делать, однако продолжает в том же духе. Мимика таких женщин отражает то эмоциональное напряжение и те нечеловеческие усилия, которые они прикладывают, выполняя взятые на себя обязательства. Застигнутые врасплох, они пытаются спрятать свои чувства под вымученной улыбкой, цена которой слишком высока.

Быть может, страдания являются своеобразной целью подобного жертвоприношения? Многое указывает именно на это. Гарантом счастья и расположения близких (и не очень близких) людей становятся страдания самой "мученицы", которая видит своей главной задачей счастье и спокойствие окружающих, независимо от того, какой ценой они будут достигнуты.

Общепринятое представление о роли женщины в семье состоит из множества аспектов, которые можно свести к следующему: именно женщина отвечает за благополучие семьи, так как мать должна заботиться о своих детях, жена должна ухаживать за мужем, — одним словом, все должно быть так, чтобы ни у кого не было повода сказать о женщине что-либо плохое. Когда же благополучие семьи становится единственной, главной целью жизни женщины, ее сознание превращается в некий клубок мазохистских мыслей: она пытается "купить" счастье своих близких ценой собственного страдания. При этом сама цель — благополучие близких — перестает, в сущности, быть основным мотивом жертвоприношения и на первый план выходят страдания как самоцель*. Такая женщина мыслит примерно следующим образом: "Я должна постоянно мучить себя, жертвовать собой, отказываться от того, что мне нужно, отступать".

Возможно, первоначальная цель (благополучие семьи) — это просто повод для самоистязания, начальный стимул, первотолчок, но как только самопо-жертзование становится неотъемлемой частью жизни женщины, она и сама забывает, ради чего, собственно, страдает, однако уже не может остановиться. Зачастую такая жизненная позиция связана с фаталистским складом ума либо безропотной покорностью судьбе. Однако за этой установкой не стоит ни настоящей набожности, ни чего-либо подобного, так как сама себе женщина объясняет свое поведение именно верой, но при этом скрывает под ширмой веры свое слабоволие. В главе об усвоенной беспомощности предпосылки синдрома Моны Лизы, возникающие в детстве и юности, описаны более подробно, поэтому сейчас я на этом останавливаться не буду. На появление ловушки жертвы синдром усвоенной беспомощности повлиял особым образом.

Партнеры женщин, жертвующих собой ради блага других, воспринимают такие "подношения" от своих жен или подруг как нечто само собой разумеющееся. Партнер в этом случае просто наслаждается благоприятной атмосферой, созданной усилиями своей спутницы вокруг него и для него. К этой же категории женщин относятся и те, кто страдает от мужской жестокости: зная, что, сохраняя отношения со своим "тираном", они не увидят ничего, кроме морального, психического или даже физического насилия с его стороны, эти женщины все же не идут на разрыв.

Приведу два наглядных примера ловушки жертвы.

Муж Ирис был явно выраженным холериком, возможно, имел определенные психические отклонения. Его отношение к ней нельзя назвать жестоким в буквальном смысле, то есть он не избивал ее, не применял какие-либо другие формы физического насилия. Его жестокость проявлялась в другом: он мог два-три часа подряд без остановки разглагольствовать о современном мире, их отношениях и о том, как ему не везет в жизни. Такие монологи произносились монотонным голосом, с агрессивным подвыванием, периодически прерывавшимся очередным припадком бешенства. Подобные сцены растягивались не только во времени, но и в пространстве: заботясь о том, чтобы Ирис его слышала, он ходил за ней из комнаты в комнату. При этом в своих монологах он всегда обращался к ней, но если жена пыталась возразить или даже ответить на поставленный им же самим вопрос, он злился и начинал размахивать кулаками. Обычно подобные сцены затягивались до того момента, пока муж в изнеможении не валился на кровать и не засыпал. Ирис считала такое поведение относительно нормальным, и ей даже в голову не приходило спросить, действительно ли это в порядке вещей. Тем более она никогда не задумывалась, нужна ли ей эта пытка, как она сама называла устраиваемые супругом сцены. "Он — мой мир!" -  говорила Ирис, если кто-то высказывал мнение, что она не обязана все это терпеть.

Другой пример. Молодая женщина отдала все полученное ею от родителей наследство своему мужу, чтобы он воплотил в жизнь свою мечту — купил небольшой компьютерный магазин. Несмотря на то, что женщина осознавала, что представления ее мужа о бизнесе далеки от действительности ("Я просто буду заходить каждый день и забирать дневную выручку", — говорил он), она даже не пыталась ему возражать. Это объяснялось следующими обстоятельствами. Муж не сделал карьеру, так как не мог поладить ни с начальством, ни с коллегами. Вместо того чтобы преодолевать встречающиеся на его пути препятствия, он сразу становился агрессивным и не упускал случая нанести человеку словесное оскорбление. Естественно, что при таком отношении к работе его карьера не удалась, да и заработок был для него слишком низким. Он воспринимал покупку магазина как свой шанс, который нельзя упустить. Как и полагается верной подруге жизни, его жена не хотела, а скорее, просто боялась лишить его этого шанса, хотя и понимала, что со своими абстрактными представлениями о ведении собственного дела ее муж не сможет реализовать свои мечты. Что и произошло в конечном итоге: наследство было полностью растрачено, а женщина благодарила Бога, что муж не наделал долгов.

 

Умеренные формы жертвования

Наверное, вы считаете приведенные примеры образцами чрезмерного самопожертвования, последствия которого всегда печальны. Да, это так, но, к сожалению, феномен жертвования встречается на каждом шагу, просто порой его невозможно распознать сразу.

Например, двадцатидвухлетняя девушка, которая не может оставить своего молодого человека, несмотря на то, что он опустошил ее сберкнижку. Или тридцативосьмилетняя женщина, приносящая своему мужу бритвенные принадлежности к его любовнице. Или двадцатидевятилетняя женщина, перечисляющая свою зарплату на счет своего безработного мужа, потому что он весь в долгах. Или бабушка, отдающая треть своей пенсии детям и внукам и поэтому вынужденная сидеть без отопления, и это при том, что родственники, ради которых она терпит лишения, навещают ее крайне редко. Или жена, отправляющая своего мужа, который слишком много работает, в путешествие по Южной Америке, потому что на такое путешествие вдвоем у них не хватает денег. Или жена, которая терпит то, что ее муж ездит на дорогом мотоцикле, в то время как она вынуждена ежедневно проделывать куда более долгий и опасный путь на работу и обратно на стареньком велосипеде. Или... Впрочем, таких примеров можно привести бесчисленное множество.

Вы можете возразить, что приведенные ситуации — это скорее не правило, а исключения. Пожалуй, так оно и есть. Но существуют куда более распространенные образцы бессмысленного самопожертвования. Например, жены, раз за разом сопровождающие своих мужей в кинотеатры на фильмы, которые их (жен) абсолютно не интересуют. Жены, позволяющие своим мужьям тратить ежемесячно треть семейного дохода на ЕГО хобби. Жены, вынужденные, помимо своей основной работы, подрабатывать в качестве домработниц и гувернанток, чтобы их мужья могли расплатиться со своими карточными долгами. Женщины, закрывающие глаза на то, что их спутники принимают участие в каком-то "мальчишнике", проходящем неизвестно где и неизвестно по какому поводу, зато известно, что это невинное развлечение влетело в кругленькую сумму.

И такое встречается на каждом шагу. И на каждом шагу я слышу жалкие оправдания женщин, попавших в подобные ситуации: "Это, в общем-то, не так уж и плохо", "Он мужчина, и ему это нужно", "У него это временное. И к тому же я не имею права его переделывать, так неужели я должна оставить его только потому, что ОН — это ОН?!" и тому подобное. Женщины предают сами себя, отказываются от принадлежащего им по праву, безропотно принимая роль жертвы.

При этом у женщин, жертвующих собой, появляется свойство предвосхищать желания других, "читать" по глазам, чего хочет собеседник, и исполнять это, даже если их об этом не просят и это не входит в их непосредственные обязанности. Главное для такой "мученицы" — приносить свои жертвы тихо и незаметно, чтобы окружающие ни в коем случае не воспринимали ее поведение как нечто из ряда вон выходящее.

 

Ловушки скромности

Лейтмотив: "Настоящая добродетель — это когда твои собственные интересы и нужды отодвигаются на задний план".

Скромность — это добродетель, однако, если хочешь преуспеть, о ней нужно забыть. Очень часто это утверждение вызывает усмешку; так комментируют дерзость какого-нибудь сорвиголовы, бесчувственность грубияна или ледяной расчет дельца, обманывающего своих компаньонов. Даже сама жертва усмехается ловкости мошенника.

Как это ни парадоксально, но в отношении мужчин действует противоположное правило: "Наглость — второе счастье". Именно нескромность мужчины заслуживает одобрение общества, которое может не высказываться вслух, а выражаться в дружеском похлопывании по плечу или понимающем подмигивании друзей. В женщине же ценится прежде всего якобы ее скромность, являющаяся в общепринятом понимании главной добродетелью и украшением представительниц слабой половины человечества. Более того, считается, что никто не должен быть более самоотверженным, чем женщина.

Скромность имеет много корней, среди которых не последнюю роль играют недостаточно высокая самооценка, страх перед возможными конфликтами, надежда на защиту и опеку, а также ожидание вознаграждения — земного или небесного.

Многие женщины умело скрывают под личиной ложной скромности сомнения в собственной компетентности в определенных жизненных сферах, а также в своей жизнеспособности. Они надеются, что своим почтительным отношением к другим и безропотным подчинением им удастся защитить себя от нападок и критики со стороны окружающих.

Вот несколько примеров проявления женской скромности, которую следовало бы называть ложной.

Николь жила с мужчиной, который был значительно старше ее. В силу ряда обстоятельств они не могли узаконить свои отношения, поэтому он настаивал на заключении договора страхования его жизни, чтобы в случае его смерти Николь могла иметь хоть какие-то средства к существованию. Заключение такого договора, где страховщиком выступала бы сама Николь, было выгодно и с точки зрения налогов, то есть не возникало бы вопроса о налоге на наследство. Он был консультантом по налоговым вопросам, поэтому прекрасно ориентировался в данной ситуации. Само собой разумеется, что он сам платил бы все взносы. Он просил ее заключить такой договор снова и снова, однако Николь, тронутая его заботой, была непреклонна в своем упорстве. В результате он перестал настаивать, чем вызвал неподдельную радость своей подруги: все, что ей было нужно, — это просто быть с ним, пока он жив. Забота же о своем материальном благополучии в случае его смерти казалась ей своего рода кощунством, глубоко аморальным поступком.

Возможно, я бы не запомнила этот эпизод, если бы не трагический финал их истории любви. Ее друг умер совершенно неожиданно от апоплексического удара, и Николь была вынуждена покинуть их общую квартиру. Несмотря на разрывающую ее боль, женщине пришлось через четыре недели снова выйти на работу. Конечно, Николь пожалела, что когда-то не приняла предложения партнера и не заключила договор страхования: "Если бы у меня сейчас были те деньги, я могла бы сделать перерыв на полгода, чтобы обрести душевный покой и попрощаться с ним так, как мы оба этого хотели. Я должна была принять его предложение и правильно потратить эти деньги, чтобы прийти в себя и продолжать жить".

 

Ложная скромность

Пример Елены менее драматичен. Она — сотрудник социальной службы по обеспечению ухода за престарелыми. Ей нравится ее работа, она обладает несомненными задатками организатора, а также легко находит общий язык как с коллегами, так и с подопечными. Представительство предложило ей должность начальника отдела. Елена попросила дать ей некоторое время на размышление, но затем отказалась от должности: она знала, что кроме нее на место претендует ее коллега, занимающий более высокую должность, который также подал заявление, поэтому в случае ее отказа вакантную должность займет он. Елена посчитала несправедливым обойти его. Женщина рассказала мне о свойственном ей чувстве справедливости с очаровательной улыбкой на устах, однако я сочла, что это не чувство справедливости, а ложная скромность. Дело в том, что, устраиваясь на работу, ты либо получаешь желаемое место, но тогда кто-то другой остается безработным, либо отступаешь, и тогда твой потенциальный соперник занимает должность, на которую ты тоже претендовала. Поэтому в данной ситуации восторжествовала не справедливость, а ложный страх быть непонятой окружающими.

Еще один пример. Рике — мать годовалого сына. Ее отпуск по уходу за ребенком близится к концу. Фирма, в которой она работает, не сможет дольше гарантировать сохранение за ней рабочего места: если в течение трех месяцев она не выйдет на работу, на эту должность возьмут другого человека. Муж Рике знал об этом ультиматуме и пытался найти выход из положения. В итоге он сказал жене, что сам возьмет отпуск по уходу за ребенком на один год. Это решение не было простым для него — он опасался подтрунивания со стороны знакомых и друзей, однако такой шаг был своеобразным вызовом обществу. Он работал в государственном учреждении, поэтому взять отпуск не представляло для него особых трудностей. Его ходатайство подписали, но Рике воспротивилась решению мужа: она не хотела, чтобы он, как ей казалось, жертвовал собой. После долгих колебаний она отказала своим работодателям. Ей легче смириться с потерей своей работы, чем принять жертву супруга. Сама Рике объясняет случившееся следующим образом: "Я не могу требовать, чтобы он бросил свою работу. Он просто не выдержит: коллеги будут над ним смеяться, ему придется целыми днями сидеть дома или общаться с молодыми мамами в яслях". Все это — лишь отговорки, ведь муж Рике смог принять это решение.

Рике тоже является жертвой собственной скромности. В сущности, она просто не представляла себе, как ее муж будет каждый день выдерживать на себе косые взгляды и выслушивать злобные замечания, в то время как она будет заниматься своей карьерой. Рике нравилась ее работа и она была бы рада снова оказаться за своим рабочим столом и испытывать материалы. Однако ложная скромность стала причиной принятия неверного решения.

В личной жизни ложная скромность проявляется реже, хотя, как показывают приведенные выше примеры, ее можно встретить и там. Гораздо чаще эта сомнительная добродетель имеет место в отношении карьеры, а также в общении с коллегами, друзьями или знакомыми.

Проявления ложной скромности не во всех случаях очевидны. Например, ложная скромность проявляется в занижении реально полученного результата самостоятельной работы; в приписывании собственных заслуг только воле случая или помощи других людей. В ловушке скромности находится и служащая, оттягивающая повышение на работе из-за того, что ее шеф нуждается в ней. Хотя в результате повышения для нее открываются новые перспективы карьерного роста. В этой ситуации ловушка становится двойной, и ее можно назвать ловушкой скромной помощницы.

"Я всего-навсего маленький человечек, в моей голове ничего нет, мне никогда не стать сильной и самостоятельной" — такова логика женщины, решившей отказаться от подобной возможности. Тем не менее она уверена, что самое плохое в ловушке скромности — это заниженная самооценка, убежденность в собственной глупости, в силу чего не имеешь права диктовать условия кому бы то ни было.

В этом утверждении есть доля истины. Скромные люди часто говорят, что у них есть какие-то высокие жизненные цели или что они обладают особенным гуманизмом. Однако у меня всегда было впечатление, что именно неуверенность в себе является решающим аргументом в пользу отказа от собственных интересов, хотя этот отказ объясняется возвышенными мотивами.

Скромность, по моему мнению, имеет еще один недостаток — она как бы "передается по наследству". Часто от этого симптома страдают матери и дочери. Они играют, если можно так выразиться, в странную игру, соревнуясь, кто кого превзойдет в проявлении непритязательности. Внешне их отношения выглядят как доверительные, теплые, уважительные и дружеские, то есть какими и должны быть отношения между матерью и дочерью, однако они постоянно противостоят друг другу, можно даже сказать, борются за первое место в "чемпионате" скромности и непритязательности. Зрители же, знающие об этой борьбе, получают истинное удовольствие, наблюдая, как в таком бою скромности против скромности, женщины против женщины (реже это касается мужчин) соревнующиеся проявляют свои бойцовские качества, о существовании которых никто и подозревал.

Однажды я сама наблюдала подобное "соревнование". Мать и дочь шепотом спорили о том, кто из них должен взять себе дорогую серебряную вазу, принадлежавшую умершей тетушке: "Она больше подходит к интерьеру твоего дома". — "Зато ты будешь дольше ею пользоваться". — "Но ты намного больше уделяла ей внимания". — "Дорогая, ты была ее любимой племянницей". — "Тем не менее, возьми ее, пожалуйста, себе". — "Нет, я не могу этого сделать ни при каких обстоятельствах". В конце концов ваза досталась какой-то дальней родственнице: "Если вы не можете поделить эту несчастную вазу, то...".

Скромность передается по наследству путем примеров, а также через родительское одобрение скромного поведения. Обычно действует следующая закономерность: чем любвеобильней и сильней родители, тем скромнее их дети, так как, вложив в сознание ребенка понятие скромности как высшей добродетели, родители тем самым подчиняют ребенка своему влиянию. Многие родители считают более гуманным один раз объяснить ребенку, что он не должен иметь своих собственных, каких-либо особенных желаний (то есть быть скромным), чем каждый раз травмировать детскую психику очередным отказом. Таким образом приучение ребенка быть скромным ограничивает его свободу действий без насилия со стороны родителей, как они сами считают, и позволяет воспитать его таким, каким они хотят его видеть.

 

Ловушки сочувствия

Лейтмотив: "Страдание должно исчезнуть, потому что я сочувствую несчастному".

Способность сопереживать играет существенную роль в жизни каждого человека. Однако в некоторых сферах жизни сочувствие неуместно. Например, оно не может заменить любви в личной жизни, так как эти два понятия несовместимы.

Ярко выраженную ловушку сочувствия распознать довольно просто. Например, если женщина привязывается к мужчине, у которого явно выражен дефицит жизнеспособности, окружающие сразу поймут, что их отношения строятся на сочувствии. Такая женщина выбирает партнера, которого недооценивают на работе. Либо она защищает партнера, у которого есть старший брат и который страдает от того, что постоянно находится в его тени. Она утешает мужчину, восхищающегося своим отцом, но при этом      беспомощно останавливающегося тогда, когда приходит время следовать  его примеру. Она будет с ним до тех пор, пока он не перестанет бояться добиваться чего-то самостоятельно, пока он не перестанет жалеть себя. Она его не любит. Она с ним из-за того, что он достоин жалости. Если бы он был сильным, уверенным в себе человеком, она давно оставила бы его.

 

Катастрофические последствия

Понять, насколько вредоносно сочувствие, довольно непросто, особенно если страдания того, кому оно адресовано, известны только узкому кругу лиц и едва заметны. Обычно такие переживания связаны с временными явлениями, например, чувством неуверенности в себе, депрессией или потерей рабочего места. В таких ситуациях семья "несчастного" старается выглядеть вполне счастливой, хотя на самом деле все обстоит совершенно иначе, и следующая за семейной идиллией катастрофа — это не внезапная трагическая развязка, а вполне закономерное следствие нерешенных проблем. Итак, в чем причина?

Зачастую "жалельщики" оказывают негативное влияние на страдающего: вместо того чтобы действительно помочь, они своим сочувствием лишь усугубляют переживания и становятся для него чем-то вроде "душевного бремени". Например, мужчина теряет работу, но на семейном совете решается не выносить сор из избы и делать вид, что все идет так, как надо. Несмотря на то, что для главы семьи потеря стабильного заработка, с помощью которого он может содержать своих близких, является действительно трагедией, домочадцы, да и сам "кормилец", упорно "забывают" о неприятностях, но в то же время родственники то и дело участливо заглядывают в глаза страдающего, при каждом удобном и неудобном случае высказывают ему свое сочувствие. В результате человек остается без какой-либо даже минимальной моральной поддержки и вынужден самостоятельно, "в себе" бороться со своим горем, что не может не сказаться на его психическом благополучии. Кажущиеся неожиданными семейные катастрофы иногда имеют именно такую предысторию. Зыбкое семейное счастье заканчивается трагическим заголовком в газете: "Мужчина застрелил жену и сына". Подобный финал можно предсказать, зная предшествовавшие ему события.

Ослабленный своими переживаниями партнер теряет остатки силы духа. Единственным выходом из данной ситуации он видит "освобождение" своих близких от мучений, причиной которых считает себя и свою слабость.

Многие стабильные отношения существуют по типу маятника: когда один партнер подавлен, слаб, то есть находится внизу, то другой становится его поддержкой и опорой, то есть оказывается наверху. В описанных случаях данное равновесие нарушается.

Какое действие оказывает сочувствие на страдающего?

Ответ на этот вопрос представляет собой метод отделения истинного сочувствия от мнимого. Истинное, положительное сочувствие, основу которого составляет сильная принципиальная позиция, в большинстве случаев имеет успокаивающий эффект, действует "разгружающе". Часто оно позволяет попавшему в беду человеку активизировать свой позитивный потенциал, мобилизовать свои внутренние ресурсы для разрешения конкретной проблемы. Практически всегда такое сочувствие дает возможность расслабиться, обрести хотя бы временный покой и душевное равновесие.

Совсем иначе действует ложное сочувствие. Оно представляет собой хорошо замаскированную попытку скрыть собственный страх перед неудачами, постигшими страдальца, через лицемерное сочувствие. Цель сочувствующего в такой ситуации — увидеть, что попавший в беду человек все так же силен и уверен в себе, либо по меньшей мере лишиться страха перед его слабостью.

Здесь необходимо обратить внимание еще на один аспект. Часто люди, страдавшие в детстве от жестокости, отсутствия любви, чрезмерно высоких требований или одиночества, символически переносят пережитое на людей и даже зверей. К сожалению, к этой категории следует отнести многих защитников животных, несмотря на правильность их идеологической позиции. В активистах различных "зеленых" движений часто чувствуется некая агрессия, причина которой — отражение пережитой ими боли.

Направляя сочувствие на близкого человека и тем самым освобождаясь от собственной боли, "сострадающий" приводит в действие механизм под названием "порочный круг". Происходит это следующим образом. Сочувствие не оказывает ожидаемого действия — по крайней мере, долгосрочного, в связи с чем "жалелыцик" испытывает глубокое разочарование, тяготящее его, так как попытка "помочь" терпит фиаско. Таким образом, в душе сочувствующего снова возникает ощущение беспомощности, которое преследовало его раньше, когда ему было плохо, но никто не мог помочь. Теперь же он сам не в состоянии поддержать нуждающегося в помощи человека. И боль возникает вновь.

Сочувствие часто опирается на зрительный опыт. Например, если бы по телевидению не показывали картины страданий, то сочувствие зрителей, выражающееся в денежных пожертвованиях, было бы значительно умеренней.

Ложное сочувствие не соответствует истинному смыслу слова "сочувствие", так как его корни противоположны корням действительного сострадания: позитивное сочувствие, предполагающее реальную помощь несчастному, имеет место тогда, когда мы по-настоящему привязаны к попавшему в беду человеку. Только тогда мы входим в его или ее положение, даже если их страдания не очевидны, и воспринимаем их неудачи как свои собственные. И только тогда наше сострадание будет истинным.

При ложном сострадании отсутствует желание или внутреннее убеждение в том, что "именно я, а ни кто-либо другой, должен быть с ним/ней в эту минуту". Поэтому такая форма сочувствия приводит обычно к бессмысленным действиям со стороны сострадающего, которые скорее раздражают нуждающегося, чем успокаивают. При этом сам помощник переживает больше, чем тот, за кого он беспокоится. В конечном итоге круг замыкается: вместо того, чтобы помогать несчастному, сострадающий жалеет и утешает сам себя, кроме того, он страдает вдвойне, так как должен сохранять видимость самообладания, что выражается в мученической улыбке на его лице. Он постоянно обеспокоен мыслью, не отражается ли эта внутренняя борьба на его лице, не утратил ли он контроль над своей мимикой. Он боится, как бы самому не стать объектом сочувствия окружающих. Таким образом, подобное "сочувствие" чревато негативными последствиями, а именно появлением того самого "порочного круга", о котором говорилось

ранее: с одной стороны, у сострадающего велико желание ощущать сочувствие к собственной персоне, но с другой, это желание упорно вытесняется путем внешнего проявления сострадания к другим людям.

 

Кроткая женщина

 

Женщинам нужны соратницы

Женщины должны опираться на поддержку и подстраховку тех, кто действительно хочет что-то изменить. Но они должны признаться себе в том, что их лучшие подруги хотят оставить все как есть, даже если говорят прямо противоположное.

Если вы не покоряетесь судьбе и распрощались с общепринятыми клише, то рискуете прослыть мужеподобной, Ксантиппой или даже хуже. Но это не должно вас останавливать. Попытки найти свой собственный жизненный путь, желание понять этот мир, надежда на изменения — это движущая сила, нуждающаяся в поддержке. Необходимо искать единомышленников, и они обязательно найдутся. Нужно расставлять новые акценты во взаимоотношениях со старыми друзьями.

Необходимо осознать, что те, кто меняет что-либо в своей жизни, неизменно отходят от старых контактов. Друзья появляются тогда, когда у людей  есть точки соприкосновения, когда их что-то объединяет. Если изменяется то, что их держало вместе, отношения меняются. С появлением новых идей, целей и интересов появляются и новые друзья. С другой стороны, не исключено, что останутся и некоторые старые подруги. Не следует забывать: те, кто когда-то были вашими лучшими подругами, могут нанести вам удар в спину: они будут пренебрегать вами, а может быть, даже своими действиями выражать свое неприятие вашей новой жизни.

Самый эффективный способ найти единомышленников — завязывать контакты там, где вам интересно. С другой стороны, изменений, к которым вы стремитесь, может быть трудно достичь именно из-за того, что такого же результата добиваются и другие люди, но все-таки ваша деятельность будет гораздо продуктивнее, если вы будете друг друга поддерживать и подбадривать.

Женщинам следует перестать причитать по поводу существующего порядка и распределения ролей в обществе, где, как им кажется, правят исключительно мужчины. Такая тактика не приведет к успеху. Необходимо консолидироваться, стать внимательнее друг к другу, оказывать друг другу взаимную поддержку даже тогда, когда кто-то и не возвращается к прежней жизни. Следует помогать друг другу словом и делом, и вместе преодолевать трудности.

Любые изменения происходят постепенно, независимо от того, меняем ли мы свою личную жизнь или переустраиваем мир. Например, изменения властных структур — создание нового поста для женщины — происходят в несколько этапов, и, возможно, не одно поколение сменится, пока определенная часть общественной жизни будет изменена. Несмотря на то, что в сознании большинства (а может, и в вашем собственном) господствует точка зрения, что путь к коренным изменениям слишком утомителен и вымощен неудачами, необходимо противостоять неблагоприятным обстоятельствам. Кто же, если не мы сами, сделает нашу жизнь лучше?

Не поможет в переустройстве мира и возложение всей вины за происходящие кругом безобразия на мужчин, а также растрачивание своих сил на пустые слова, изобличающие сильную половину человечества, и уж тем более — ненависть к противоположному полу. Подобные нападки исчезают в пустоте и оборачиваются против самой женщины. Необходимо конструктивно действовать самой, не дожидаясь, пока тебя спросят.

Мужчины, защищая свои позиции в профессиональной сфере, всячески сопротивляются проникновению женщин в некогда исключительно "мужские" профессии. При этом самый распространенный аргумент в пользу такой борьбы — отсутствие у женщин достаточного опыта в конкретных вопросах. Однако не стоит сразу обвинять сильный пол в женоненавистничестве: это просто способ избавиться хотя бы от половины конкурентов. "Война полов" выступает в данном случае в качестве прикрытия для бессмысленных аргументов, которые необходимо преподнести в виде конструктивной критики.

Представьте себе, что ваш коллега боится вас, так как вы более компетентны во многих вопросах, а значит, имеете больше перспектив карьерного роста, и поэтому он плетет интриги вокруг вас, используя для большей убедительности свой "главный" аргумент: вы — женщина! Не позволяйте вставлять вам палки в колеса, тем более таким способом, а продолжайте уверенно идти к своей цели.

 

Женщины взаимно блокируют друг друга

Однако главным препятствием и тормозом на пути женщины гораздо чаще является... женщина. Начинается все обычно с идеала красоты, складывающегося в женском уме. Причем мужчин тема идеальных пропорций и форм волнует куда меньше, чем женщин. Женщины же сами формируют в своих мыслях определенные нормы, которым обязательно должны соответствовать все, а потом незаметно "заселяют" свое "детище" в голову мужчин, после чего каждый раз, когда мужчины начинают обсуждать эту тему, горестно вздыхают и обвиняют представителей сильного пола в том, что они не могут думать ни о чем, кроме женских форм. Безобидное замечание подруги типа: "Ты что-то поправилась!" ранит любую женщину сильнее, чем критика собственного мужа или друга. Очевидно, для женщин куда серьезнее и важнее мнение приятельниц и подруг, чем суждения мужчин. Для большинства же мужчин не так важно, что жена/подруга прибавила два килограмма: они этого даже не замечают.

Неверно и другое распространенное мнение о том, что мужчинам необходим постоянный уход: каждому человеку хочется, чтобы его обслуживали и заботились о нем, однако каждый, в том числе и мужчина, в состоянии обойтись без приготовленного для него ужина. Вполне вероятно, голодный муж и будет недовольно бурчать себе под нос, а жена, почувствовав угрызения совести, помчится на кухню спешно готовить своему благоверному еду, однако она может этого и не делать. В такой момент необходимо просто сказать "нет " себе, а позднее — и ему.

Резюмируя изложенное, необходимо еще раз подчеркнуть: конечно, большинство мужчин склонны рассматривать женщин как зависимых созданий и препятствовать тем из них, которые стремятся к свободе и самостоятельности, однако основная причина неудач женщины кроется в ее собственном восприятии себя самой и окружающего мира.

 

Как увидеть в собственном поведении подчинение?

В данном разделе речь пойдет исключительно о манере поведения. Главный вопрос: как может женщина овладеть той ситуацией, в которой оказалась именно она, какие признаки характерны для подчиненного поведения и как от него освободиться.

Поведение подчинения часто выдается за положительные черты характера, свойственные исключительно женщинам. Причем эти признаки действительно являются положительными, но лишь тогда, когда они обусловлены характером конкретной женщины и позволяют ей делать то, что хочется и нужно делать одновременно. Большинство женщин действуют, не задумываясь о последствиях своего поведения, подчиняясь сиюминутному импульсу. Полученный эффект может быть положительным, например, предотвращенная ссора, однако не исключено, что в будущем наступят куда менее благоприятные, но более серьезные последствия, например, укоренившееся чувство неполноценности или болезнь.

Как женщине распознать, действовала ли она исключительно исходя из своих потребностей, интересов и убеждений или всего лишь проявляла свою готовность подчиняться?

Если вы, совершив "доброе дело" или оказав кому-то помощь, чувствуете себя неуютно, плохо и т.д., значит, вы попали в ловушку!

 

Уступчивые женщины

Грит: он любит итальянскую кухню, она — греческую. Во избежание долгих дискуссий она соглашается с ним, решив, что для нее не имеет принципиального значения, какие блюда есть.

Хриз: он предпочитает активный отдых, поэтому отпуск хочет посвятить занятиям спортом, она же склоняется к более культурному отдыху. Она рассуждает: "Несомненно, движение пойдет мне на пользу", — и уступает. На время отпуска запланирован лодочный поход, и она, как и во все предшествующие годы, покорно гребет изо всех сил.

Сьюзан: они переезжали уже пять раз из-за его работы. Предстоит шестой. Она отказывается: в конце концов, ее работа ничуть не менее интересна, чем его, и она не хочет ее бросать. Но чувство вины не дает ей покоя, и Сьюзан соглашается. Как она может быть препятствием на пути ЕГО карьерного роста?! А она найдет себе новую работу.

Гели: он хотел детей, причем двоих и друг за другом. Чтобы уговорить жену, он поклялся: как представитель нового поколения, он сам будет сидеть с ребенком, взяв "отпуск по отцовству". Финал известен: Гели сидит дома, а ее муж вытянул счастливый билет — сразу после рождения долгожданного второго ребенка ему предложили место директора в главном офисе его компании в США, куда он и отправился (один — "для начала").

Чтобы понять истинные мотивы своего поведения, женщина должна задать себе некоторые вопросы.

Почему я веду себя именно так:

• Потому что я этого действительно хочу?

• Потому что другие ожидают от меня такого поведения?

• Потому что я предполагаю, что окружающие ожидают от меня такого поведения?

Выясните, приносит ли ВАМ такое поведение какую-либо пользу, и если приносит, то какую именно. Спросите себя: что Я надеюсь выиграть, если буду вести себя подобным образом?

В критических ситуациях вы должны ответить себе на следующие вопросы:

• Каковы мои желания?

• Чем определяются мои действия? Каковы мотивы моего поведения?

• Какой результат ожидаю получить Я, когда веду себя определенным образом?

• Есть ли другие пути, которые приведут меня к цели?

• Есть ли у меня альтернатива тем жестам, словесным и действенным образам, которые я использовала?

• Какое у меня сейчас настроение?

•  Что бы мне хотелось сделать?

• Что лучше для меня?

• Что может случиться, если я пройду через это?

•  Что меня останавливает? Какие у меня есть опасения?

• Какие чувства я буду испытывать, осознавая, что в данный момент жертвую своими интересами и тем самым изменяю себе?

• Какие чувства я буду испытывать завтра / на следующей неделе / в следующем месяце / в следующем году? Как я чувствовала себя, оказавшись в аналогичных ситуациях?

Цель — раскрыть истинные причины поведения подчинения. Речь идет о предрасположенности к такому поведению, которая живет в любой женщине. Только проанализировав индивидуальные предпосылки подчинения, можно выработать собственные защитные механизмы.

Подчинение имеет много форм выражения. Я выделила три основных признака подчинения, чтобы правильней идентифицировать поведение подчинения.

Ритуал подчинения — определенные действия, которыми женщина выражает свою готовность подчиняться, уступать и покоряться.

Жесты подчинения — невербальное выразительное поведение: язык телодвижений, мимика, жестикуляция.

Речь подчинения подразумевает характерные слова, выбор определенных слов, а также мета-обращение, то есть сказанное между строк, и голосовой регистр.

Подчинение раскрывается в этих трех плоскостях. Используя их, женщина сама препятствует собственному развитию, тем самым позволяя окружающим эксплуатировать себя. Это называется бессознательный вред себе.

 

Бессознательный вред себе

Подчиняясь, женщины лишний раз подтверждают распространенный предрассудок о превосходстве мужчин. Женщина, которая подчиняется или покоряется, предает себя и укрепляет таким образом власть мужчин. Это и есть девальвация самой себя. Она увеличивает барьеры, которые потом ей придется преодолевать, приложив еще больше усилий.

Ритуал подчинения. Директор-женщина ведет себя "вежливо" по отношению к начальнику одного из отделов своей компании. Ее реакция представляет собой церемонию приличия: обращаясь к нему, она использует доброжелательные слова, говорит тихим голосом, улыбается даже тогда, когда он ее перебивает. Он называет ее не иначе как "милостивая директор" и дает ей "ценные указания" громким голосом. Однако ее тактика — оборона. Она даже позволяет ему бранить себя перед всеми сотрудниками на собрании отдела.

Начальница отдела кадров ищет необходимые документы сама, откладывая срочные дела, потому что не хочет обременять свою секретаршу, которая потратила бы на поиски гораздо больше времени. Тем самым она позволяет себе деградировать.

Жест подчинения. Вас опять хотят загрузить "черной" работой. Вы отказываетесь, говоря "нет", но при этом улыбаетесь, как будто извиняясь, и неуверенно смотрите в пол. Такое поведение подобно вызову: "Попробуй еще раз, может быть, я все-таки соглашусь, потому что иначе буду казаться себе мелочной, жалкой и ленивой".

Речь подчинения. Вы уверенно высказываете свою точку зрения, но заканчиваете фразу полувыводом-полувопросом: "Это ведь так, правда? Или ..." либо "Вы со мной согласны?". Таким образом вы показываете, что куда большую ценность имеет мнение окружающих, чем ваше собственное.

 

Кратковременная польза подчинения

Возникает вопрос: в чем заключается польза подчинения?

Многие женщины постоянно унижаются, терпят оскорбления и в конце концов сами начинают верить в то, что умоляющие улыбки, просьбы, слезы, жалобы или покорность — это испытанные женские способы достижения успеха. На первый взгляд кажется, что эти системы действительно работают, так как сначала проявляется позитивный эффект. Обычно подчинение вызывает у окружающих совершенно определенную внешнюю реакцию одобрения, поэтому маленькая девочка послушно отдает свою конфету, за что будет вознаграждена похвалой. Взрослую девочку, выполняющую сверхурочную работу и доводящую до конца дела коллег, тоже похвалят. Беспомощной женщине-водителю помогут поменять колесо, а боязливую жену освободят ото всего, вызывающего страх.

Бритта тоже "сбежала" в подчинение, едва заслышав профессиональный вызов. После 17 семестров обучения она наконец-то сдала заключительные экзамены, но годами не могла найти работу по специальности поэтому жила за счет своего партнера. Она очень умело аргументируе? такое положение вещей. Бритта преподносит себя как интеллигентную женщину с высшим образованием, которая слишком хороша для работы переписчика, поэтому имеет право сидеть и ждать, когда же ей наконец предложат работу по специальности. Какое-то время окружающие ей верили. Когда же Бритта все-таки нашла работу своей мечты, все очень быстро закончилась: она забеременела. Она в буквальном смысле слова сбежала от профессиональной ответственности в материнство. Побег удался ей легко, потому что беременность для женщины — это испытанный способ борьбы со стрессами, связанными с карьерой. Однако цена, которую ей пришлось заплатить позже, оказалась слишком высокой: ее муж требовал к себе все больше внимания и при этом совершенно не заботился о ребенке.  В результате Бритта осталась один на один со своими проблемами.

Данный пример подтверждает: возможно, поведение подчинения принесет сиюминутную пользу, но эта польза позднее обязательно будет ксмпенси-рована гораздо более серьезным и длительным вредом. Главный же вред, наносимый подчинением, заключается в резком снижении самооценки, которое происходит глубоко внутри и может быть не сразу замечено подчинившейся. Внимание со стороны других, которого ожидали с таким нетерпением, в конце концов остается недополученным. Это неизбежно, так как надежда на то, что кто-то будет верить в тебя больше, чем ты сам, никогда не оправдывается. Основные последствия проявляются по прошесгвии довольно длительного времени, когда чувство неудовлетворенности сменяется ощущением усталости, опустошенности и становятся очевидными первые симптомы болезни. Коллеги, друзья и знакомые, ощутив воздействие вашего состояния, прекращают контакты с вами.

 

Долгий путь к самопорабощению

Причины и взаимозависимости трудно разглядеть задним числом. В большинстве случаев процесс начинается гораздо раньше — с событие, кажущегося несущественным. Это может быть с улыбкой проглоченная обида, подавленное недовольство на семейном празднике или роковое понимание подруги. Вероятно, первые настораживающие сигналы не будут восприняты, так как их можно интерпретировать совершенно по-другому: беспомощная, разочарованная улыбка, выражение лица смирившегося с судьбой человека, пульсирующая вена на шее, бурчание в желудке, боли в спине или головные боли.

Женщины приспосабливаются к тому, что есть, они принимают и регулярно подтверждают распространенные предрассудки, против которых борется уже не одно поколение женщин. Они все время ожидают, что кто-то придет им на помощь, надеются, что кто-то спасет их в трудной ситуации. Это заученное поведение. Самое каверзное здесь то, что такая идеология функционирует, может быть, и кратковременно, но она существует в умах миллионов женщин во всем мире. Исследования показали, что свое начало подобное мироощущение берет еще в детстве: родители позволяют сыновьям самостоятельно решать свои проблемы, тогда как с пути дочерей пытаются убрать все возможные препятствия. Именно поэтому, повзрослев, девочки продолжают верить в то, что так всегда и будет: им ничего не нужно делать самим, все сделают окружающие. Женщины оказываются в трудном положении: принять вызов означает сделать что-то самостоятельно. Самостоятельно поменять колесо, устроиться на новую работу, организовать путешествие — значит "запачкать" себя какой-то деятельностью, трудиться, а может быть, даже терпеть неудачи. Необходимо принять на себя ответственность за свои действия, самой просчитывать возможные последствия. Или сидеть и ждать, пока придет кто-то, готовый подставить "хрупкой женщине" свое сильное плечо. Однако такой вариант можно рассматривать только в качестве временного спасения.

Петра, например, считает, что больше никогда не сможет водить машину. Все начиналось совсем безобидно. С тех пор, как она стала жить вместе со своим молодым человеком, за рулем почти всегда сидит он. Он ездит гораздо быстрее. Когда машину вела она, он всегда комментировал ее действия, а Петре это не нравилось. Не нравилось ей и то, что он слишком быстро ездит, однако ей было легче смириться с его манерой езды, чем с постоянными "шутливыми" указаниями своего бойфренда, как ей водить. Положение стало критическим, когда Петра дважды попала в несерьезные дорожно-транспортные происшествия. После этого она стала садиться за руль все реже и реже, и в результате настолько утратила уверенность в себе, что, давая задний ход, врезалась в стену дома. Она доказала себе, что действительно не умеет водить, хотя не была виновата ни в одном из двух ДТП. Ее отец всегда считал дочь неумелой, поэтому каждый раз, когда она собиралась ехать куда-либо на машине, ей приходилось выслушивать бесконечные "добрые" советы родителя. Сегодня Петра уверена, что ее отец был прав в своей оценке.

Петра смирилась со своим невыгодным положением. Она даже в некоторой степени была довольна тем, что муж ее опекает. Он взял на себя все большие покупки, отвозил ее в спортивный зал и в кино. Ее неспособность к вождению, казалось, имеет определенные преимущества. Значительно удобней, когда тебя всегда отвозят, куда ты захочешь. Приятно чувствовать, что тот, в ком ты нуждаешься, всегда рядом. Итак, в итоге выигрыш?

Едва ли. Петра — пленница: каждый ее шаг контролируется кем-нибудь из окружающих. Она попадает все в большую зависимость от других и скоро уже не сможет самостоятельно принять ни одного решения. Запущен невидимый механизм порабощения: Петра становится все более боязливой и нежизнеспособной. Закончится все тем, что вскоре она не сможет ничего делать сама: она всегда нуждается в своем муже, но даже когда он рядом, Петру не покидает слабый и неопределенный страх.

К сожалению, Петра — не единственный пример. Многие женщины постоянно живут с ощущением необъяснимого, на первый взгляд, страха, который крепко приковывает их к домашним делам. Почти всегда этот страх овладевает своей "жертвой" незаметно, постепенно, и является своеобразной защитой от принятия самостоятельных решений, которые могут привести к отходу от принятого в семье стиля жизни.

 

Ранние корни

Выбор такого жизненного пути может быть предопределен еще в детстве, когда родители и другие взрослые, а также старшие дети влияют на формирование норм и ролевых ожиданий ребенка. В этот период закладываются основы будущего "взрослого" восприятия себя как сильной, умной, одаренной или беспомощной, слабой и глупой. Родители уже с первых дней жизни ребенка бессознательно воспитывают его либо как мальчика, либо как девочку. Воспитание же девочек означает воспитание беспомощности: девочки рано начинают осознавать, что существует не так уж много вещей, которые они могут делать сами. Чья-то "сильная рука" убирает с их дороги любые возможные препятствия еще до того, как они появились.

Мамы невольно кормят девочек грудью быстрее, чем мальчиков, реже дотрагиваются до них и берут на руки.

Даже сегодня девочек узнают по розовым ползункам, а мальчиков — по голубым. Поэтому позднее синий цвет в различных вариациях — в тонкую полоску, благородный или грязно-синий — в основном отличает мужскую одежду.

Над кроватью девочки крутятся погремушки из цветов, куколок, ангелов, а над мальчиком кружат самолеты, машинки, лошадки и кораблики, поэтому мальчишка рано познает, какой ему уготован жизненный путь, ведь он уже сейчас — маленький пилот. Никого не удивляет, что с первых дней жизни

девочек больше интересуют картинки с людьми, тогда как мальчиков - рисунки, на которых запечатлены объекты окружающего мира.

И если ученые мужи никак не могут решить вопрос, является ли определенное поведение врожденным или приобретается в силу влияния конкретной социальной среды, то другой факт установлен наверняка: воспитание, обусловленное полом ребенка, начинается с рождения, если не в материнской утробе. Так, бурно толкающемуся плоду приписывают мужские черты, потому что он активен: конечно, это будет крепкий, жизнеспособный и самоуверенный мальчик!..

Подвижные же девочки — это плохие девочки: они ведут себя строптиво только для того, чтобы разозлить маму. Они должны быть всегда вежливы и доброжелательны. Они ориентированы на гармонию и воспитываются как миротворцы.

Так, отец просит свою восьмилетнюю дочь дать ему руку, но та реагирует с опаской, жеманится. Его комментарий: "Ну, давай же, звереныш". Звериное свободомыслие — это то, что девочкам не нужно. Когда маленькая девочка хочет настоять на своей правоте, выразить свой эмоциональный порыв в движении, это воспринимается как агрессивность, твердолобость и упрямство. Отцовский взгляд выражает презрение и неприязнь. Мальчику он, конечно, простил бы, ведь это они — упрямцы, это они, мужчины, должны проявлять характер, настаивать на своем. Перебеситься — это здорово. Таким образом из радостных, не отягощенных жизненным опытом детей формируются "твердые" мужчины и "мягкие" женщины.

Буйное, дикое поведение девочки еще прощается, пока она ходит в начальную школу, но позже оно безжалостно искореняется, а его место должны занять только те качества, которые подобают "прекрасной даме". С ошибками мирятся только первое время, самое позднее — до периода полового созревания, затем давление усиливается. Те, кто не подчиняется "дрессуре", теряет благосклонность как родителей, так и других взрослых, и даже своих сверстников. В предполагаемом рае на земле им уже отказано, золотая решетчатая дверца в такую же золотую клетку — предел мечтаний всех женщин — грозит захлопнуться перед самым носом. Если же угрозы не приносят результата, окружающие начинают сочувственно перешептываться, что с малышкой что-то не в порядке. Способ, которым прививают ролевое поведение, сегодня труднее распознать, чем раньше, поскольку родители действительно стараются воспитать ребенка нейтральным в ролевом отношении, в результате чего характерные ролевые признаки исчезают под маской великодушной толерантности и либеральности. Таким образом невольно подтверждаются старые предрассудки: женщины менее агрессивны, они испытывают меньший интерес к технике, чем мужчины, они пассивнее, несамостоятельнее, менее честолюбивы, но зато они более креативны в области тонкой моторики, у них больше склонность к вязанию, ручной работе, гончарному искусству — и все это по возможности на пользу семьи.

То, что позднее становится истинно женским или мужским, на самом деле имплантируется в сознание человека с младенчества и позднее интерпретируется как врожденное.

Чем раньше усвоены уроки "правильного" поведения, тем сложнее его потом квалифицировать как приобретенное: ведь то, что "приобретено", можно изменить.

Маленькую девочку, которую берут на руки, ласкают и удерживают, скорее, чем ее сверстника-мальчика, вновь возьмут на руки, как только она начнет, убегая, удаляться от матери. Таким образом ее учат, что познавать окружающий мир опасно (неправильно? неприлично?).

Наиболее наглядный пример того, как девочек учат ориентироваться в жизни на людей, а не на объекты окружающего мира, не на положение вещей в нем, — это традиция дарить им кукол, начиная с младенчества и заканчивая уже зрелым возрастом. Мальчикам их почему-то не дарят. Уже в десять месяцев девочки убаюкивают своих пупсов, а некоторые исследователи называют этот феномен "рефлексом качания кукол". Что это — горькая ирония или неправильная интерпретация? Такое поведение ошибочно считается проявлением материнского инстинкта, свойственного любому существу женского пола. В действительности речь идет о "результате беспрерывной тренировке женственности"*.

Всех способов воспитания "настоящих" мужчин и "настоящих" женщин не перечислить, потому что их великое множество. Некоторые из них широко известны и пользуются большой популярностью. Например, все знают, что девочки больше играют в куклы, а мальчикам дарят гораздо больше технических игрушек, чем девочкам. Однако существуют способы, которые невозможно с первого взгляда интерпретировать как методы воспитания ребенка в зависимости от его пола. Так, воспитательница в детском саду оживленно рассказывает, как ей нравится, когда маленькие мальчики с ней хитрят. Ее забавляет юмор и лукавство, при помощи которых они уклоняются от общепринятых правил и пренебрегают исполнением своих обязанностей. Усмехаясь, женщина рассказывает, что она всегда (в редких случаях слабо сопротивляясь) молча принимает правила игры своих подопечных. У нее вызывает восхищение то, что мальчики не держат своего слова, и она относится к этому совершенно спокойно. Мальчикам удается ввести

воспитательницу в заблуждение, вселить в нее неуверенность, девочкам же это сделать не так легко.

Замечено, что мальчики получают в подарок в основном игрушки, тогда как девочки — что-нибудь полезное, вплоть до приданого: мальчики развлекаются, а девочки... готовятся к будущей роли домохозяек. Девочкам реже позволяют носить тяжелые вещи — это им вредно. А может, они просто слабы? Во время менструации они не должны заниматься никаким спортом, плавать. Они больны?

"Будь осторожна!" — это предупреждение преследует девочку, а потом и женщину, всю жизнь. Предполагается, видимо, что девочки не могут быть достаточно внимательными, тогда как их везде подстерегают опасности. Под прикрытием самосохранения девочку выучивают не рисковать, а позднее под тем же предлогом она закрывает себе дорогу к победе. Не зря говорят: "Кто не рискует — тот не пьет шампанского!", "Кто не рискует — тот не выигрывает!". Поэтому "конкуренция" со стороны женщин не может быть достаточно серьезной.

Одна из наиболее коварных ловушек для женщины — это вера в то, что тот, кто ей вредит, в действительности желает ей только добра. За вредоносной опекой или поддержкой стоит якобы абсолютно бескорыстное, святое желание помочь. И женщина должна с благодарностью принимать такую "заботу". Даже если последствия далеко не благоприятные: главное — добрые намерения! Этот метод является не чем иным, как одной из форм двойной ловушки: поведение содержит два противоречащих друг другу начала. Именно таким образом женщины попадают в ситуации, делающие их беспомощными. Уже не важно, как они реагируют, — это все равно будет неправильно. Например, в повышении по работе отказано под предлогом заботы: "Ты переоцениваешь свои силы, я не допущу, чтобы ты перенапряглась". Если женщина продолжает настаивать на повышении, ее обвиняют в неблагодарности; если она отступает, то теряет уверенность в себе и уважение окружающих — это и есть двойная ловушка.

Решение, способное вернуть женщине веру в свои силы, трудно принять, если утрачено свойство, которое помогает четко определить для себя, что "во благо", а что "во вред". Так концом женского ролевого воспитания практически всегда оказывается неутешительный результат: женщина всегда остается в проигрыше. Она реагирует нелогично, слишком много говорит, лукавит и часто полагается на свою интуицию. Психологически стабильный, зрелый человек в общепринятом понимании — полная противоположность женщине: он склонен к анализу, точен, абстрактен и прям — одним словом, это типичный мужчина. Следовательно, либо у женщины

должна быть проблемная психика, и тогда она действительно будет женщиной, либо она — мужчина! Поэтому женщины не годятся для ответственных заданий, их предназначение — работать под чьим-то мудрым руководством.

"Сегодня все уже по-другому, — ответят многие читательницы. — Я воспитываю своего ребенка так, чтобы он стал полноценным взрослым человеком, независимо от того, мальчик это или девочка". Да, верно, можно очень стараться преодолеть вековые предрассудки, но, к сожалению, ролевые стереотипы наших предков безжалостно продолжают переходить из поколения в поколение. Ведь очень часто родители невольно, бессознательно вкладывают в своего ребенка то, чего бы хотели избежать сами, через свое поведение, свои привычки, семейные ритуалы.

Этому есть масса примеров. Например, женщина, инженер-самолетостроитель, ждет ребенка. Она очень хочет, чтобы это был мальчик, потому что, по ее мнению, мальчики более восприимчивы к технике от природы, а также одареннее, чем девочки.

Софии пять лет, она не любит играть в куклы, и чуткая мать дарит ей машинку с дистанционным управлением. Казалось бы, пример нейтрального современного ролевого воспитания налицо, и в подтверждение тому — машинка, железная дорога и небольшой ящик с инструментами в комнате Софии. Мать девочки может торжествовать: она воспитывает "нового" человека. Однако ловушка захлопывается, как только маленькая София отважно пытается забраться на дерево: испуганная мама оттаскивает ее от потенциальной опасности.

Бетти хочет воспитать в своей дочери сильную личность, но она учит ее бороться исключительно словом, и даже если на нее нападают, никогда не давать сдачи, защищать себя словами и никогда не пускать в ход кулаки. Когда, проиграв, малышка бывает недовольна, Бетти объясняет ей: "Играют не для того, чтобы выигрывать, а для того, чтобы радоваться победе других".

Родители снова и снова обращаются к проверенным временем образцам поведения. Это не новая, а старая метла, которая еще хорошо метет. В результате все волей-неволей возвращается на круги своя: воспитание идет по накатанному пути. Такой способ надежен, он придает тебе уверенность в своих силах, ведь до тебя так воспитывали своих детей многие поколения родителей, значит, это не так уж и плохо. Каждая мать знает это: она говорит что-то своему ребенку, комментирует его поведение, а потом виновато думает про себя: "Как моя мать". Она знает, что определенная фраза не должна была сорваться с уст, и вновь оказывается маленькой девочкой, которую учит жить ее собственная мать, и чувствует вину перед своей дочерью. Как она могла такое сказать?! Она ловит себя на мысли, что так же одержима, как и ее мать, которая своим поведением вгоняла в безумие всю семью, или, что еще хуже, на нее жаловались муж и дети.

Таковы "первые плоды" воспитания, которые потом играют немаловажную роль в том, что девочек признают типичными женщинами. Это поведение не является зависимым, а базируется на регулярном тренинге: дружелюбие, зависимость и приспособляемость — вот "слагаемые успеха". К сожалению, воспитание с ранних лет в девочке активности, самостоятельности, независимости и способности настоять на своем — скорее исключение, чем правило.

Неверным будет сказать, что в девочках вообще не воспитывают самостоятельность и уверенность в себе, однако эти качества присутствуют в минимальном количестве, достаточном для элементарного жизнеобеспечения, и проявляются в таких вещах, как покупки, приготовление пищи или помощь маме по хозяйству. Это не имеет ничего общего с настоящей независимостью, самостоятельностью, уверенностью в себе, храбростью, а представляет собой лишь хорошо замаскированные формы подготовки к приспособлению и будущей работе обслуживающего персонала. Девочкам также внушается, что свободно передвигаться за стенами своего дома — опасно. Не случайно многие женщины страдают от страха выйти из дома: им рано прививается боязнь того, что снаружи они потеряются, их подстерегают многочисленные опасности, особенно если они собираются куда-то вечером или вовсе отправляются в другую страну. Негоже девочке/женщине пить пиво в ночном клубе или планировать путешествие с рюкзаком через всю Австралию!

Подобные предупреждения откладываются где-то на дне сознания девочки и в результате пересиливают впечатление от истинной реальности. Непроверенная ситуация считается потенциально опасной, и даже противоположный "добрым советам" позитивный опыт ничего не меняет в сложившемся убеждении и воспринимается скорее как исключение из правила или случайное везение.

Вместо того чтобы давать девочкам импульсы к развитию, им внушается, что лучше оставаться там, где они есть. Под прикрытием заботы и любви родители порабощают своих дочерей: так у них формируется опыт, что искать защиту и находиться в надежном окружении — это хорошо.

Таким же образом девочкам внушается, что у них нет способностей к математике, менеджменту или другим наукам, которые считаются мужскими и в Которых можно добиться значительных успехов. Уже в раннем возрасте у Девочек забирают некоторые вещи: их "облегчают" из самых добрых побуждений — сделать их жизнь легкой. Однако эффект всегда одинаков: их Делают нежизнеспособными. Позднее перед женщиной открывают дверь, помогают надеть пальто: это подразумевает, что самой даме неловко самостоятельно одеться. Перед ней открывают дверь автомобиля. Цена: она сидит рядом с шофером, который отвозит ее туда, куда ей нужно, но дорогу и темп езды определяет он сам. Опять женщина играет пассивную роль! Муж обеспечивает существование жены, а она должна платить ему послушанием и заботой.

Многие знают о неблагоприятных последствиях постоянной опеки ребенка родителями, но почему-то это никак не влияет на методы воспитания. Женщина не виновата в том, что ее математические способности похоронены ее же родителями в далеком детстве. Ее останавливает воспитанная в ней идеология подчинения, но даже это знание — всего лишь крошечный шаг на пути к освобождению себя от пут. Необходимо доказать себе, что ты можешь принимать самостоятельные решения, несмотря на то, что убеждена в обратном. И это очень трудно. Вместо того чтобы раскрывать в себе новые таланты, люди склонны цементировать собственную негативную самооценку, даже если она основывается на шатком фундаменте "предрассудочного" воспитания.

Одна семилетняя девочка объясняла мне: "Мы не так умны. Я не могу так же хорошо считать и писать, как другие в классе". В действительности ее успехи в школе были ничуть не меньше, чем у других учеников. Малышка просто произнесла то, что говорит ее мать. Под словом "мы" подразумевалась вся семья. И мама девочки была такого же мнения: "Мы — простые люди из деревни. Мы недостаточно умны, поэтому впечатляющих успехов в школе наши дети никогда не достигнут". Вполне возможно, что эта женщина на самом деле не так уж умна, но я думаю, что она заторможена негативной самооценкой всей семьи, откуда и признание собственных невысоких возможностей вместо раскрытия истинных задатков. Для ребенка такое поведение совершенно нормально. Но если взрослая женщина переносит внушенные в детстве установки и убеждения во взрослую жизнь или принимает непроверенные правила и нормы поведения других, она не может действовать ответственно.

То, что люди берут из детства во взрослую жизнь не только хорошее, но и плохое, — это факт. Однако этого следует избегать, так как нельзя всю свою жизнь измерять убеждениями и впечатлениями детства. Поэтому женщины не должны держаться за советы, полученные еще в детстве. Некоторые из этих советов находят свое отражение в пожеланиях, написанных в открытках или блокнотах: "Будь всегда хорошей и готовой помочь и никогда не падай духом" или "Говори не все, что знаешь, но знай все, о чем говоришь". Это могут быть и общие правила жизни, которые дети получают как напутствие в дорогу. Некоторые из них вы уже знаете из главы "Большой обман":

"Длинная нитка — ленивая девочка" (если ты облегчаешь себе работу, значит, ты что-то делаешь неправильно).

"Мужчина должен выйти во враждебную жизнь" (то, что происходит за стенами твоего дома, — сплошная опасность, поэтому ты должна быть благодарна за свое тихое существование у плиты).

"Женщины могут работать, мужчины — должны!" (женская работа, в отличие от мужской, — не работа).

"Красота требует жертв" (то есть участь женщины — страдание).

"Подвенечное платье скроет все печали" (главная цель любой женщины — выйти замуж).

"Девочкам, которые свистят, и курицам, которые кукарекают, надо вовремя свернуть шею!" (самостоятельные, независимые женщины, обладающие силой воли, должны быть уничтожены) и т.д.

Другие установки просто внушаются:

• Улыбайся, всегда будь вежлива, даже тогда, когда тебе не до того.

• Не выплескивай свое настроение на других.

• Улыбкой достигают большего, чем тысячью аргументов.

Любая женщина, следующая этим правилам, остается в роли послушной тихой девочки, подтверждает старые предрассудки и создает собственные.

 

Обманчивая польза предрассудков

Рассмотренные с позиций социальной и глубинной психологии предрассудки имеют определенный смысл: они служат для отграничения одной социальной группы от другой, а также для поднятия престижа собственной социальной группы.

Возникает так называемое "Мы-чувство", позволяющее отделить себя от других групп общества, чувствовать себя сплоченными, следовательно, защищенными от воздействия внешнего мира. Отход от этих норм будет подобен прыжку в пропасть. Не каждый решится порвать с привычным, надежным укладом жизни — для такого шага необходима определенная смелость.

Кроме того, предрассудки подкрепляют существующие отношения власти и подчинения. Это помогает людям ориентироваться в реальности и обеспечивает им определенную стабильность. Но это также означает, что образец поведения, приведшего в тупик, и ролевые клише остаются неизменными.

Для женщин это означает, что они сами участвуют в собственном "обессиливании", пока подтверждают предрассудки, связанные с ролью женщины в обществе.

С другой стороны, предрассудки служат защитой от страха и самокритики: они стабилизируют самооценку как позитивно, до переоценивания себя, так и негативно, до комплекса неполноценности.

Любая форма подчинения ввергает человека в тем большую зависимость, чем больше он сам верит в то, что подходит для этой роли, играет ее или окончательно ею поглощен.

Каждый раз, улыбаясь при смущении или улыбаясь без какой-либо причины, женщины укрепляют тех, кто их обесценивает, дискриминирует и ослабляет, и таким образом сами же наносят себе вред. В результате в определенный момент они начинают считать, что на самом деле не многого стоят. Чтобы жить с этой мыслью и чувствовать себя комфортно, они нуждаются в подтверждении со стороны других. И это — тоже подчинение.

У подчинения много лиц. Рассмотрим некоторые из них более подробно.

 

Формы подчинения

Вообще-то улыбка — это красиво. Она отражает радостное, доброе мировосприятие. Улыбнуться кому-то означает войти с человеком в контакт, принять его. Но улыбка становится ловушкой, когда женщина улыбается неумеренно: либо часто, потому что к улыбке вынуждают, либо слишком долго, что означает отречение от себя.

Улыбка становится признаком подчинения, когда с ее помощью как бы говорят: "Я стараюсь приспособиться, я унижаюсь, я послушна". В большинстве случаев женщины не догадываются, что, улыбаясь, они шлют метапослание, которое делает их беспомощными и подчиняющимися существами.

Их улыбка "умоляет" даже тогда, когда они требуют чего-то. Метапослание: "Прими мое требование не так серьезно".

Они улыбаются вопросительно, несмотря на то, что приняли правильное решение. Метапослание: "А ты находишь мое решение правильным?".

Их улыбка язвительна, но они не могут обороняться. Метапослание: "Я глупа, ты мне нужен и не должен меня бояться".

Они улыбаются смущенно, несмотря на свои большие успехи. Метапослание: "Мне неловко, что я это сделала. Я обещаю не возомнить о себе невесть что".

Ее улыбка мила и добродушна, хотя в данный момент она старается скрыть свой гнев. Метапослание: "Я разозлена, но у меня не хватает смелости это показать открыто".

Их улыбка кокетлива и полна надежды, что это поможет им добиться своей цели. Метапослание: "Прости мне мое неумение и глупость. Я просто всегда хочу быть милой — я ведь всего-навсего женщина".

Улыбка на лице женщины становится затравленной, если она не может двигаться дальше к своей цели. Метапослание: "Я совершенно безвредна, только ты можешь мне помочь".

Женщина "извиняется" своей улыбкой за то, что настояла на своем. Метапослание: "Мне жаль, что я получила то, что хотела. Я готова все вернуть".

Улыбка на лице изображает нерешительность, хотя женщина уверена в существе дела. Метапослание: "Я готова изменить свое мнение".

Мужчины тоже используют подобную тактику, чтобы не вступать в открытую конфронтацию, но за их улыбками часто стоят совершенно другие ме-тапослания. Например: "Я прав и не позволю втягивать меня ни в какую дискуссию"; "Я уверен в том, что говорю. Мне жаль, что ты не можешь принять в этом участия из-за своего непонимания"; "Я — король. Ты можешь говорить все что угодно, но я все равно останусь при своем мнении"; "Я молчу только потому, что не хочу сцен, но это не означает одобрения". Гло бальное метапослание, используемое мужчинами и в разной мере проявля ющееся в любом более конкретном метапослании, звучит так: "Я не хочу ссориться, но в случае, если наши мнения разойдутся, я пойду до конца".

Метапослание женщин, из которого вытекают все остальные, по существу следующее: "Я не уверена, в сомнении я отступлю".

Список улыбок подчинения не исчерпан приведенными примерами, причем каждая улыбка может содержать сразу несколько метапосланий.

 

Женщины сами делают себя зависимыми

Если женщина целенаправленно использует свою улыбку, чтобы провести кого-либо, то такая улыбка является действенным орудием в ее руках. Но если улыбка в известной мере отражает исключительно замаскированный страх и применяется для умиротворения противника, то это — улыбка подчинения.

Во многих ситуациях женщина подтверждает присущий ей, по общепризнанному мнению, ролевой образец, то есть действует вежливо и умиротворяюще. Если ситуация становится критической или просто неприятной, она занята тем, чтобы сохранить самообладание. Ей и в голову не приходит мысль обороняться, ответить на предпринятую против нее атаку тем же.

Кроме страха, не оставляющего женщине ничего другого, как с улыбкой на лице отступить, многие испытывают боязнь показаться неженственными или непривлекательными, если будут активно защищать свои позиции. Таким образом они не дают своим естественным бойцовским качествам выйти наружу и сами делают себя беспомощными. Агрессивные импульсы жестоко подавляются (многие женщины вообще отрицают наличие у себя подобных качеств). По моему мнению, отказ от обороны неизбежно ведет к тому, что окружающие не воспринимают тебя всерьез: человек, не способный защищать себя, свои убеждения и интересы, вызывает, по крайней мере, сочувствие, а зачастую вообще не воспринимается как полноценная личность, поэтому его даже не будут рассматривать в качестве потенциального делового партнера или кого-то в этом роде.

Решая отказаться от обороны, женщина непременно становится тихоней. К сожалению, чем больше женщина принимает, возможно, даже неосознанно, подобных мелких решений, тем быстрее запускается механизм лишения ее самостоятельности и независимости, то есть закабаления, потому что, лишенная внутренней обороны, женщина еще больше нуждается в защите извне. Но зависимость не ограничивается даже этим: человек, без нужды ограничивающий свою свободу действий, то есть отказывающийся применять собственные способности, демонстрирует свою несамостоятельность (читай: беспомощность) и с течением времени даже сможет "доказать" себе свою несостоятельность. Многие женщины полагают — более или менее осознанно, — что непоколебимая уверенность в себе противостоит готовности других предоставить тебе защиту. Они опасаются поплатиться за свою самостоятельность потерей близости, доверия, интимности и чувства защищенности, поэтому стремятся скорее к зависимости, чем к уверенности в собственных силах. Но в действительности верно обратное: независимые, уверенные в себе люди способны сами управлять своей жизнью. Когда же им нужна поддержка, окружающие охотно ее обеспечивают, потому что знают: их помощью не будут злоупотреблять. Однако для сильных личностей такая помощь является исключением: каждый человек время от времени нуждается в совете или любезности.

Хотелось бы вскользь коснуться вопроса влияния одежды на восприятие человека. Чем выше каблук, тем неуверенней поза; чем уже юбка, тем более ограничена свобода действий. Многие считают, что с помощью высокого каблука женщина способна добиться всего, чего хочет, и ошибаются: эта "привлекательная беспомощность" — не что иное, как одна из форм самоограничения.

Результатом запуска механизма порабощения может стать тяжелое психическое заболевание. Оно развивается из долговременного сверхприспособления и подчинения, в постоянном страхе неприятия. Причина такого заболевания в том, что человек, заботящийся только о благополучии других, не может уже ощущать никакой настоящей близости или социального единства: он угнетен страхом потенциальных потерь, поэтому не в силах больше ощущать радость от реальной совместной жизни.

Равноправное партнерство становится очень далекой перспективой: зависимость от родителей, мужей, партнеров, начальников эскамирует. В конце концов женщина уже не в состоянии обеспечивать собственное существование. Она даже не может самостоятельно принимать решения, заполнять чеки, направлять жалобы в суд.

 

Женский отказ

Меня часто приводит в ярость то, как многообразны формы отказа у женщин. Напрашивается фраза: "Отказ — это женское несчастье". Отказ почти всегда сопровождается улыбкой, даже если она вымученная.

Но есть и другая сторона женской улыбки: женщина имеет все основания использовать улыбку или приветливое выражение лица в качестве оружия для достижения своих целей. Применяя подобную стратегию, женщина может настоять на своем, преодолеть сопротивление или взять на себя миссию миротворца в конфликтных ситуациях. Однако если человек, независимо от своего настроения, постоянно сохраняет на своем лице дежурную улыбку, то это признак болезни.

Достаточно непросто распределить улыбки по конкретным категориям. Например, улыбается человек спонтанно или намеренно? Если намеренно, является ли его целью выразить свою готовность подчиниться, либо успокоиться, либо показать свое волевое намерение управлять другими? Первое я называю ухмылкой подчинения, второе — улыбкой власти.

Ухмылка подчинения практически всегда сопровождается жестами или ритуалами подчинения. К ним относятся, например, следующие действия: отказ от протеста, отказ от претензии на интеллектуальность, отказ от самоутверждения (способности и права настоять на своем), отказ от собственных убеждений, отказ от собственных доходов, успеха и признания, отказ от времени и пространства. Решающим для подчинения все же остается определенное действие: улыбка — это только сигнал, демонстрирующий, что человек готов подчиниться.

 

Отказ от протеста

Женщины крайне редко выражают протест; им проще безропотно подчиниться и взвалить на себя очередной груз.

Герлинд рассказывает о том, что каждый день на работе она испытывает неудобство: ее рабочее место находится в проходной комнате, но она не протестует, хотя в связи с таким местоположением она чувствует себя обязанной отвечать на каждое приветствие, по меньшей мере, взглядом. И это при том, что Герлинд занята вводом сложных данных в компьютер, что требует от нее постоянного внимания. Поэтому каждый раз, поднимая глаза на вновь пришедших, она сбивается с нужной строки.

Кристель, такая же послушная девочка, круглые сутки работает продавцом-консультантом в бутике. Она радуется, если может кому-то услужить, несмотря на то, что у нее есть собственные планы. Поэтому за последние полгода она отработала девятнадцать четвергов и все равно постоянно оказывается первой в очереди на дополнительный рабочий день: она единственная в штате отрабатывает пять четвергов подряд вместо четырех. Как "хорошая" девочка, Кристель не требует оплаты сверхурочных рабочих часов. Она, как и многие другие сговорчивые девочки, довольствуется якобы хорошим отношением начальства и осознанием того, что ее ценят за дружелюбие. Подобное поведение никогда не приводит к успеху.

"Послушные" девочки удивленно смотрят на неприветливых, эгоистичных "дурочек", которые проходят мимо них и даже не пытаются изобразить на своем лице симпатию. За спиной таких женщин перешептываются, но в то же время ими восхищаются. "Добрые" девочки всегда, тайно или явно, ждут признания со стороны "сильных" женщин.

Я ограничилась небольшим количеством примеров отказа от протеста в профессиональной сфере, потому что такой отказ — "с улыбкой" — достаточно легко распознать. "Сговорчивые" сотрудницы, в очередной раз жертвуя своими интересами, как бы говорят: "Я недостойна уважения сама по себе" или "Если я буду строптива, никто не захочет иметь со мной дело".

 

Отказ от интеллектуальности

Женщины часто довольствуются тем, что их воспринимают исключительно по внешности и готовности приспособиться к обстоятельствам. Они считают, что чем красивее женщина, тем большим успехом она пользуется; и чем больше она показывает свою готовность подчиниться, тем выше шансы, что ее отношения с партнером и окружающими будут прочными. Ради этого они способны отказаться от всех остальных индивидуальных особенностей личности, которые позволяют человеку быть самостоятельным и независимым: отказываются использовать свои умственные способности, критически мыслить и соответственно действовать.

Они не стремятся к интеллектуальному самосовершенствованию и самореализации, они способны лишь вынужденно работать только для того, чтобы у них были деньги. Такие женщины охотно имели бы уважаемую профессию и зарабатывали бы на ней, однако это не самая главная цель их жизни.

В конце концов, им вполне достаточно, если муж прилично зарабатывает и может обеспечивать семью. В этом случае жена ищет себе лишь подработку, которая будет занимать несколько часов в неделю, — просто для того, чтобы быть немного занятой. Для тех, кто любой ценой хочет заполучить надежного мужа, такая стратегия верна: американские исследования показали, что женщина тем менее привлекательна в качестве супруги, чем больше она зарабатывает, то есть чем она независимее материально.

Другие исследования отслеживают взаимосвязь между степенью реализации собственных интеллектуальных способностей и заботой о своем внешнем виде. При проведении так называемых шопинг-исследований было обнаружено, что чем большее удовлетворение от работы получает женщина, тем меньше одежды она покупает.

То, что внешность играет более серьезную роль, чем умы, девочки узнают очень рано. В период пубертата из уверенных в себе, смелых натур — если у них была возможность нарастить такой потенциал — девочки превращаются в комплексующих из-за своей внешности, пустых хохотушек. Они утрачивают свою энергетику, а в результате из крепких, видных девочек вырастают незаметные, тихие и хрупкие создания. Их конкуренция ограничивается исключительно внешними данными: кто лучше одевается, кто самая красивая, кто носит то, что модно. Истинные достижения перестают фигурировать в разговорах.

На встречах выпускников годы спустя бывшие "соседки по парте" редко вспоминают былые риторические навыки, напористость или готовность одноклассниц отстаивать собственную позицию. В памяти всплывает, кто как раньше выглядел, а не способности или таланты.

Страдания по поводу недостатков собственной внешности остаются для многих женщин самыми сильными на протяжении всей жизни. Они переживают из-за слишком тонких или слишком полных ног, чересчур большой или чересчур маленькой груди. Они никогда не бывают довольны цветом своих волос или тем, что они прямые/кудрявые. Их не устраивают слишком близко посаженные или маленькие глаза.

Сегодня молодые девушки все так же плачут из-за своей внешности. Они проводят перед зеркалом много часов, пытаясь привести себя в соответствие с тем или иным идеалом красоты, и очень страдают, если ничего не получается. Девочки усваивают с малых лет, что они должны нравиться, и потому учатся искусству красоты.

Многократные отказы от собственного интеллекта резюмируются таким образом: "Так как у меня ничего нет, кроме собственной внешности, я должна по крайней мере выглядеть ухоженной"; "Приятная внешность — гораздо более сильное оружие на пути к успеху, чем умственные способности".

 

Отказ от самоутверждения

Отсутствие способности настоять на своем — такая же форма пассивного подчинения, как и все описанные выше виды отказа. Примеры подобного поведения я каждый день черпаю из жизни участников моих семинаров. Я вижу, что женщины защищают себя слишком слабо: их сопротивление, критика и гнев остаются незамеченными. Заканчивается все тем, что они перестают реагировать на несправедливость, невежливость или неуважение к себе, затаивая обиду глубоко внутри.

Инес три года работала в офисе одной из семейных фирм на полставки и отвечала за работу всего офиса. Перед тем, как уйти в зимний отпуск, шеф попросил ее в период его отсутствия поработать полный день. Инес согласилась сразу же и без колебаний. При расчете следующей зарплаты ей не было начислено никакой компенсации за сверхурочные. Когда же Инес попросила объяснений, начальник пришел в негодование от того, что она требует по праву принадлежащих ей денег. В конце концов, возмущался он, это была всего лишь любезность; к тому же у нее было не так уж много работы — принять всего-навсего несколько телефонограмм. Инес пробормотала себе под нос несколько невнятных фраз и... отступила, опасаясь, что разозлит шефа и потеряет его "доверие", а также репутацию преданной и надежной сотрудницы.

Месяц спустя жена шефа объяснила Инес, что ее муж не привык "бросаться" деньгами, поэтому, так как предварительной договоренности между ними не было, он и не должен ей ничего платить. Однако, продолжила супруга начальника, если бы Инес сразу потребовала оплаты сверхурочных, она, безусловно, получила бы компенсацию. Совет поступил слишком поздно: работа доставляла женщине все меньше удовольствия. Инес не покидало чувство, что ее использовали, и через полгода она уволилась, так и не получив причитающихся ей денег. Вывод: очень редко мы получаем то, что заработали, по инициативе того, кто нам должен.

Майке — начальник отдела на большом предприятии. Ассистент обходит ее, даже если речь идет о принятии серьезного решения, которое он обязан с ней обсудить. Майке возмущена этой ситуацией, тем более что она редко одобряет принятые им решения. Но она не ставит его на место — не отменяет решение своего помощника даже тогда, когда очевидно, что оно неверное или обойдется компании слишком дорого. Майке старается избежать того, чтобы он потерял лицо в глазах сотрудников отдела, поэтому делает вид, что все решения принимаются ими совместно.

Подобному неуважению невозможно противостоять при помощи уговоров или просьб. У Майке есть только один путь деятельно отстаивать свою точку зрения: она должна применять к своему помощнику дисциплинарное взыскание за нарушение субординации, корректировать принимаемые им решения, поставить в известность о происходящем не только сотрудников своего отдела, но и свое начальство, а также четко разграничить компетенцию между собой и помощником.

Свое нежелание и боязнь обороняться женщины часто объясняют присущими им "чисто женскими" качествами: "Мой стиль руководства должен отличаться от агрессивного мужского большей мягкостью" или: "Если я сделаю выговор сотруднику, он мне перестанет доверять". Что и говорить: прощание с женскими "добродетелями" дается тяжело.

 

Отказ от собственных убеждений

Женщины склонны связывать свое поведение с социальными нормами, даже если сами от этого страдают: они сомневаются в себе, а не в правилах.

Такая форма особенно наглядно проявляется у молодых матерей. В глубине их сознания укореняется мысль о том, что они обязаны хотя бы первые три года жизни своего ребенка быть с ним постоянно. Законодательно закрепленные нормы о защите материнских прав придают этому широко распространенному явлению некий обязательный, казенный характер предрассудка. Исследования в этой области показывают, что дети не особенно пострадают, если их мама не будет постоянно прыгать вокруг них.

Таких правил придерживаются даже те женщины, которые в глубине души сомневаются в их правильности. При этом они не пытаются изменить сложившиеся традиции, говоря себе: "Если я буду работать, то не смогу быть хорошей матерью своему малышу и не буду его знать". Однако исследования показывают, что работающие и неработающие матери проводят со своими детьми примерно одинаковое количество времени. Речь идет только о полезном времяпрепровождении: чтение, игры и т.п., не включая поездок, приготовления пищи, походов в магазины и т.п.

Тем не менее каждый год сотни тысяч женщин подчиняются общепринятой норме: хорошая мать — это мать, безраздельно принадлежащая своему ребенку. После достаточно длительного простоя в работе они обнаруживают, что возвращаться на рабочее место труднее, чем им казалось. Каждый год только в Западной Германии в профессиональной жизни пытаются заново утвердиться триста двадцать тысяч женщин, однако их шансы не так велики, поэтому поначалу и думать не приходится о хорошей должности или повышении.

"Вы явно показали, что не очень заинтересованы в работе", — сказал один начальник отдела. Другими словами, вы держались за старые правила и поэтому заклеймены как не лучший кандидат на рабочее место.

Образ мыслей, который способствует тому, что женщины продолжают держаться за устаревшие нормы, можно охарактеризовать следующим образом: "Мне легче делать как все, потому что тогда меньше риска допустить ошибку в воспитании своего ребенка", или: "Если я отойду от общепринятых правил, то должна буду сама нести ответственность за свои ошибки; тогда уже никто не встанет на мою сторону, и критика будет сыпаться со всех сторон". Такие рассуждения представляют, с моей точки зрения, самую тяжелую форму отказа от собственных убеждений. Если женщина хочет разрушить негативный образ собственного пола, то смена норм неизбежна. Это означает полный и бесповоротный отход от принятых в "нормальной" семье стандартов: каждый день заправлять кровати своих домочадцев, раз в неделю вытирать пыль, по меньшей мере один раз в день готовить горячую пищу и т.п. — все должно остаться в прошлом. Должны перестать быть самыми главными и такие привычки, как выходить из дома только с идеальным макияжем, производить хорошее впечатление (даже при помощи одежды детей), помогать детям делать уроки и т.п.

 

Отказ от материальной независимости

Когда я говорю о материальной независимости женщин, то получаю в ответ больше всего возражений. Женщины слишком охотно верят в так называемый договор полов, гарантирующий им обеспеченную жизнь стараниями мужчины. Они отказываются от самообеспечения в виде профессиональных заработков, гонораров и недвижимости.

Женщины составляют пятьдесят процентов всех абитуриентов, половину слушателей высших учебных заведений и только пять процентов всех менеджеров. Цифры говорят сами за себя. Женщина сознательно отказывается от квалифицированной работы, требующей определенных навыков и ответственности, и цементируют свое пассивное участие в общественной структуре.

 

Отказ от образования

Девушки редко осознают, что они делают, отказываясь от богатых возможностей, которые открывает образование. Они доверяют свое будущее призрачному мужчине, о котором ничего не знают, но ради которого жертвуют своими жизненными возможностями.

Доэрте предпочла выйти замуж за начинающего биолога, вместо того чтобы получить высшее медицинское образование и впоследствии унаследовать практику своего бездетного дяди. Закончив обучение, ее муж не смог сразу найти достойную работу по профессии и держался на поверхности, работая коммивояжером. Доэрте очень переживала из-за его неудач и сожалела, что он не в состоянии найти приличную работу, которая бы соответствовала ее привычному стилю жизни. Оба имеют состоятельных родителей, и те подбрасывают некоторые суммы молодой студенческой семье. Она стыдится его неудач, и ей не приходит в голову мысль, что за свою жизнь она несет точно такую же ответственность, как и за его. То, что она не стала преуспевающим врачом, Доэрте рассматривает исключительно как облегчение для своего мужа: "Это было бы еще одним ударом для него". У нее, несомненно, еще остался шанс закончить обучение и начать практику, но мысль о работе просто не приходит ей в голову.

Сонни, помощник аптекаря, усердно училась три года в вечерней школе и хотела после этого продолжить изучение фармацевтики. Но она встретила мужчину, у которого не было высшего образования, поэтому отказалась от своей мечты. Сонни считает, что ее любимому было бы неприятно, если бы ее образование было лучше, чем его собственное. У Сонни теперь один путь: быть домохозяйкой и матерью.

Это примеры женщин с очень хорошими предпосылками для профессионального обучения. Для женщин, у которых предпосылки хуже, отказ от обучения — мелкое событие, которое является нормой в их кругу. Для женщин, не имеющих даже среднего образования, это означает, что они будут работать на фабрике, в супермаркете или в подобном месте, не требующем специальных знаний. Они выбирают профессию, осваиваемую путем краткосрочной производственной практики, и радуются дополнительным 200 маркам в месяц, сравнивая себя с учащейся подругой. Получив среднее образование, большинство современных женщин отказываются продолжать изучение выбранной профессии в высших учебных заведениях.

Дальнейшая жизнь, независимо от стадии, на которой закончено обучение, строится всегда по одной и той же схеме: немногие женщины доходят до высшей степени квалификации в своей профессии.

 

Отказ от профессионального роста

Выйдя замуж и родив первого ребенка, женщина продолжает идти по пути отказа. Почти для каждой женщины рождение первенца означает перерыв в карьере, для многих — окончательное ее крушение.

Если заработок жены не является весомой составляющей семейного бюджета, то она, как правило, долго медлит с продолжением работы, в результате чего шанс адекватного карьерного роста становится для нее все менее реальным.

Однако отказ от карьеры может произойти и сразу после завершения профессионального образования при более благоприятных обстоятельствах.

Грета и ее муж изучали ведение лесного хозяйства. После окончания учебного заведения Грета не пошла на работу: она неизбежно подала бы заявление на ту же должность, что и ее муж, а такая конкуренция казалась ей "нечестной". Ситуация осложнялась тем, что ее результаты по итогам госэкзаменов были лучше, поэтому вполне возможно, что на собеседовании с работодателем ее шансы были бы выше. Грета не работает и сейчас, хотя прошло уже четыре года, и выехала с мужем в Нижнюю Германию, где ему выделили участок леса.

Женщины, уверенные, что отлично проживут и без собственных доходов, своими руками закладывают основу собственного рабства. Недостаточно высокое образование, длительные перерывы в работе, отказ от повышения квалификации — все это элементы, постепенно складывающиеся в картину зависимости.

Я обсуждала этот вопрос со многими женщинами, и все они подтверждают мою точку зрения: тот, кто постоянно просит деньги на ведение хозяйства, всегда остается должником. Укоренившееся таким образом чувство долга не позволяет развиться полноценному чувству собственного достоинства, без которого невозможно и равноправное партнерство.

 

Преуменьшенная женщина

Женщины отказываются не только от получения собственных доходов и финансовой независимости, но и от собственного времени и пространства, что часто является взаимосвязанным. Такой отказ демонстрируют даже те, кто самостоятельно распоряжается собственными доходами, он прослеживается даже в языке их телодвижений. Вы наверняка припоминаете: женщины очень часто намеренно худеют, и не только для того, чтобы соответствовать общепринятому стандарту красоты.

Женщины сегодня редко имеют комнату только для себя одной- у немногих есть собственное, "свое" место в квартире. В некоторых домах есть гладильная или швейная комнаты размером с кладовую, да и то для того, чтобы женщина могла нормально обслуживать всю семью без ущерба для интерьера дома: кому понравится, если везде будут разбросаны, к примеру, лоскуты ткани или приготовленные для глажения рубашки? Женщины приучены рассматривать всю квартиру или дом как свой, тем самым отвечая за порядок, чистоту и уют, но это не имеет ничего общего с понятием персонального, личного пространства. Женщины вынуждены приспосабливаться ко всем членам семьи с их потребностями и интересами. Подруга может заглянуть на чашечку кофе, но она должна исчезнуть, как только появится муж. Книги можно читать, пока кто-нибудь не включит телевизор. С телефоном женщина должна уйти в коридор, чтобы не мешать никому своим длинным разговором.

Женщина старается таким образом выстроить свой день, чтобы никого не обделить своим вниманием. При этом она не учитывает собственные желания, поэтому время на себя женщина находит только тогда, когда оно вдруг останется после выполнения всех намеченных дел во благо других. Однако такое происходит крайне редко, и если вдруг вечером или в выходные женщина решает отложить домашние дела, она оказывается слишком усталой для того, чтобы доставить какую-то радость себе.

Своим поведением преуменьшенная женщина показывает: "То, что я делаю, не важно; я не нуждаюсь в собственном пространстве или в специальных условиях. Мои собственные интересы не очень важны, поэтому, когда я нахожу время только для себя, мне можно мешать". Будни многих женщин строятся именно на этом принципе. Они с легкостью отказываются от своего места или, по крайней мере, всегда готовы его уступить. Если мужчина и женщина встречаются на тротуаре, в большинстве случаев дорогу уступает женщина. Можно сказать, что существующие правила этикета, предполагающие, что даму следует пропустить вперед, выполняются только по отношению к привлекательным и уверенным в себе женщинам, что еще больше омрачает положение "прекрасного пола".

Не избегайте конфронтации!

Позволяйте себе достаточную свободу движений!

Отстаивайте свое право на то, чтобы вам не мешали!

На работе очень часто женщинам выделяют меньшие помещения и более неудобно расположенные рабочие места. Женщина, работающая главным администратором, рассказала мне, что в ее кабинете стоят кухонный шкаф с кофеваркой, раковина и мусорное ведро. Каждые две минуты туда кто-нибудь заходит, приветствует ее, варит себе кофе, сопровождая это каким-нибудь рассказом, выбрасывает пищевые отходы или моет яблоко. Женщина вынуждена постоянно прерывать свою работу, потому ее протесты не замечают либо, что еще хуже, ее называют злобной и чванливой особой или обвиняют в том, что она специально создает видимость высокой важности выполняемой ею работы. На самом деле она совсем не хочет казаться надменной, просто ее не устраивает, что никто всерьез не воспринимает ни ее саму, ни ее работу. Неудивительно, что заставить ее замолчать способны вскользь выраженное презрение, косой взгляд. Однако сегодня этой женщине старается не мешать даже начальник отдела, потому что на двери ее кабинета красуется табличка: "Просьба не беспокоить!", которая появилась после того, как женщина осмелилась открыто выразить свое негодование сложившейся ситуацией.

С той же легкостью, что и от пространства, отказываются женщины и от времени. "Нет времени" — такой фразы у меня нет!" — гордо заявляет Элизабет. Она считает такой подход своей добродетелью: всегда иметь время для других. Элизабет никого не заставляет себя ждать, если может сделать так, чтобы не опаздывать. При этом совершенно неважно, что то, чем она занимается в данный момент, гораздо важнее того, о чем ее просят: интересы других всегда были для Элизабет на первом месте. Но ей этого мало: она хочет стать еще "лучше", то есть побороть свои негативные чувства. Переживая, что люди засиживаются у нее слишком долго, Элизабет начинает чувствовать себя виноватой из-за своих недостаточно "дружественных" чувств. Она настолько низко ценит себя, что подчиняется даже временному диктату со стороны других. Например, если ее дети, тринадцати и шестнадцати лет, хотят с ней поговорить, она откладывает книгу и поворачивается к ним. Если бабушка с дедушкой высказали желание прийти в воскресенье на чашку кофе, Элизабет отказывается от прогулки с друзьями и обихаживает своих гостей. Если пришедшие в гости друзья засиживаются допоздна, Элизабет мило улыбается и старается подавить зевоту, чтобы приятели не чувствовали себя неуютно и не подумали, что их таким образом выпроваживают.

Всегда иметь время — это привилегия слабых людей. Власть имущие расходуют временные ресурсы куда более рационально: если они говорят, что у них нет времени, это означает, что у них есть гораздо более важные дела.

Бедные, безработные, не имеющие власти и женщины — вот те категории населения, у которых всегда есть время и которые могут его дарить. "Время — деньги" — эта формула подходит только тем, кто решил жить без помех и сконцентрировался на работе.

Время наделенных властью людей стоит дорого. Чтобы войти с ними в контакт, необходимо заранее согласовать дату и час встречи. Причем не каждый получает достаточно времени на аудиенцию: чем больше власти имеет человек, тем меньшему количеству лиц он доступен. Многие женщины-начальники не придерживаются этого правила: они полагают, что их двери должны быть всегда открыты, и называют это новым, "женским стилем руководства", рассматривая открытую дверь кабинета как "прочувствованное руководство". У них для всех и всегда найдется время, но это — одна из форм подчинения.

Как и другие непривилегированные слои населения, женщины не могут сами распоряжаться своим временем. Жена, например, подчиняет свою жизнь распорядку мужа: каждый погожий летний день, между 16.00 и 16.30 армия женщин стремительно покидает бассейны, чтобы оказаться дома раньше мужа и успеть приготовить ему ужин и открыть дверь.

Не так давно я стала невольным свидетелем ужасной сцены. Муж приходит домой и, не застав жену, орет на свою почти взрослую дочь: "Где мать?! Она же знает, что я прихожу домой в это время и пью свой кофе!!!". Жена каждый день ждет его дома в установленное время, но сегодня она опоздала, и от его диких криков сотрясается весь дом. Кто пытается изменить установленную структуру власти? Берегитесь стать первопроходцами!

Описанная сцена, к сожалению, не является исключением. Каждый вечер, каждое воскресенье, каждый праздник, каждый отпуск отца семейства жены и дети вынуждены подстраиваться под временные возможности мужа и отца; некоторые находят предлог, чтобы уклониться от этого, но большинство подчиняется: в конце концов, это он — тот, кто приносит в дом деньги. У кого деньги, у того и власть — прописная истина, но также и реальность.

Тот, кто облечен властью, свободно распоряжается как собственным временем, так и временем других, как в личной жизни, так и на работе.

Женщина обладает более низким статусом, поэтому у нее нет права заставлять мужчину ждать, так же, как не может заставить ждать подчиненный своего начальника, а пациент — врача. Если жена не ждет мужа, то для него это означает, что его ценность понижается. Очевидно, она нашла более важное занятие, что угрожает его благополучию, поэтому он агрессивно защищает свое время.

Многим знакомо чувство ожидания перед ответственным экзаменом или перед собеседованием с потенциальным работодателем. Чем дольше длится ожидание, тем беспокойнее становится ожидающий и тем больше снижается уровень его самооценки. Если время ожидания превышает индивидуальный порог толерантности, то человек оказывается в состоянии безысходности и не может более проявить себя и свои способности надлежащим образом.

Мнение, что у женщины всегда есть время, к сожалению, подтверждается поведением многих из них. Они скрывают от себя, что имеют право на свое время, собственные интересы и самоутверждение, а в результате оказываются загнанными и изможденными. Они допускают, чтобы другие распоряжались их временем в своих интересах. Они позволяют окружающим указывать себе, что им делать. В итоге они ощущают себя забитыми, не имеющими собственного достоинства, неловкими и глупыми существами.

"Плохие" девочки ведут себя иначе: каждый день они тратят определенное время на то, что интересно лично им, что им важно или просто полезно. Все равно, работают они или "просто домохозяйки", занимаются ли они спортом, идут ли гулять, ложатся ли отдохнуть, забираются ли в ванну или просто сидят, сложа руки и уставившись в одну точку. Они делают то, что хорошо для них, — и не чувствуют себя виноватыми!

 

 



 
 
Изюминки
"Высокое чувство собственного достоинства дает нам власть познать себя. Оно придает решимости жить, расширив свои представления, способы взаимодействия с миром. И наоборот, низкая самооценка уродует способность человека «замахнуться» на то, что он считает истинным и правильным для себя. В самых тяжелых случаях мы прячем свои желания. Стремясь к безопасности, признанию и принадлежности к той или иной среде, люди, не ценящие себя, попирают собственную жизнь и ее цели в угоду желаниям и ожиданиям других".
 
Последние новости на сайте










Powered by Mambo 4.5.1


Rambler's Top100 Женский портал, женских каталог, все для женщин! История изменения тИЦ